DnD World
Понедельник, 23.10.2017, 22:04
Приветствую Вас чужеземец | RSS
Главная | Сладкий вкус дома - Форум DnD World | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Сладкий вкус дома (Пролог Зорана)
Сладкий вкус дома
DerbiusДата: Вторник, 27.12.2011, 14:30 | Сообщение # 1
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Голодная низина

9 день лепиня (июля) 892 года, три часа после полуночи.
Полнолуние.
Температура +16 °C; ветер западный, 5 м\с.



Дикие леса. Страшные леса. Топкая почва Голодной низины чавкает под ногами, и при каждом шаге будто бы губы прожорливой почвы смыкаются вокруг ступней, обсасывая плоть. Но в этой беззубой пасти нет силы пожрать - как древняя старуха, она вынуждена перемалывать души и жизни смертных, прежде чем насытиться питательной кашицей из раздробленных костей, предсмертных страданий и свежей, алой крови. Очень старая, очень злобная карга. У каждой повяты воеводства свой характер, своя душа.
Голодная Низина была старой, озлобленной и вредной сукой.

Родные леса; знакомые тропки. Вековые сосны - будто родные. И даже запах затхлой водицы будит воспоминания. Эти мерзкие ароматы, чавкающая почва, злобно возвышающиеся деревья - это все его. Родное. У каждой повяты воеводства свой характер, своя душа.
И Голодная низина была старой, злобной, но ЕГО, Зорана, бабкой.

Наверное, сир бросил Зорана, посчитав его слабаком. Иногда Гангрел и сам дивился себе: почему его добродушный характер стал стремительно портиться? Почему все валилось из рук, будто бы никогда не крался он по лесам? Что происходит, какой злой дух проклял его? А учитель все больше и больше негодовал: что за недоумку он подарил Объятья? Он разочаровался. Дитя не пережило шока, и стало слюнявым имбицилом. Так он считал.

Но Зоран понимал: нет покоя тому, кто покинул свою землю. И это она, она зовет его назад. Домой.

И Зоран ответил на тот зов.
 
BlackJackДата: Вторник, 27.12.2011, 18:12 | Сообщение # 2
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
“Вот покореженная сосна, вот колючий кустарник, а вот тот самый кривой пень, на котором я отдыхал в роковой вечер. Не знал, что буду так рад видеть его” – внимательный взгляд Зорана скользил по округе, выискивая знакомое. Какой бы страшной и злой не была родная повята, но она была РОДНОЙ!
“Старый Зверь был неправ, называя меня малодушным. Ему-бродяге не понять, как дорога может быть родная землица, и как сильно по ней можно тосковать. Да и еще раз да - в первые ночи я поддался опьяняющей свободе, хотел увидеть мир, был готов податься куда угодно, и подался. Но чем дальше я уходил, тем больше скучал и слабел. Казалось силы покидают меня тем больше, чем дальше я ухожу от своих корней. Пусть Зверь думает, что хочет. Он учил меня доверять инстинктам. А мои инстинкты зовут меня сюда и только сюда!”

Могучая фигура Зорана уверенно продиралась через лес, не ведая страха. Хватит! Отбоялся уж, пока был смертным. Это раньше он вздрагивал даже от волчьего воя, а теперь пусть вздрагивают они. Теперь он хищник пострашнее многих! Последний раз он был жертвой, когда встретил самого страшного в своей жизни Зверя. Но тот не убил его, а сделал себе подобным.

Зоран жадно слизнул с губ остатки крови – зря медведь бросился на Гангрела - тем самым он только утолил жажду каинита, а свою переломанную тушу сделал подарком для лесных падальщиков. Жаль только рубаху порвал еще в одном месте - теперь сито, а не рубаха. В таком виде да при такой внешности Зоран испугает любого смертного, и уж точно в нем не узнают прежнего доброго Зорана.
“Вороний холм! Как же я хочу увидеть его снова. Снова подойти к древнему идолу во дворе усадьбы, поклониться ему” – Зоран вспоминал ухоженный двор, где проработал столько лет, и невольно улыбнулся. Внутри нарастало нетерпение и волнение. “Все ли там в порядке? Кто теперь занял место пропавшего конюха? И не сменился ли хозяин усадьбы? А с чего ему меняться? Пан Милорад был еще совсем молодой тогда. А если Зверь был прав, то возраст давно утратил значение для хозяина усадьбы. Зверь говорил, что Милорад наш сородич, что он цимисх. Неужто так?”.
Этот вопрос мучил гангрела уже несколько дней, и чем больше он вспоминал жизнь в усадьбе, тем больше подтверждений тому находил. Пан никогда не выходил из дому при дневном свете, а только лишь вечером. А еще этот его взгляд – такой родной и ласковый, но такой холодный. Стало быть, пан Враневски может оказаться вампиром, и Зверь был прав? Выходит так!

Зоран возвращался назад спустя два года. Два долгих года скитаний. Он хотел оказаться в родных местах как можно быстрее, но не знал как поступить там? Если все, что старый гангрел говорил о цимисхах правда, ему не удастся оставаться незамеченным долго. Впрочем, Зоран и не собирался прятаться. Многое он для себя решил, но сомнения и опасения не давали покоя.
“Я сделаю как решил, и будь что будет!”


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!

Сообщение отредактировал BlackJack - Вторник, 27.12.2011, 18:28
 
DerbiusДата: Среда, 28.12.2011, 15:27 | Сообщение # 3
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Вот вдали показался и Яровитов холм с Вороньим холмом, скалящимся зубами дозорных башен в темные небеса. Знакомое место, ой-ей знакомое. И глядя на него - как-то и сил прибавилось, и в душе спокойствие разлилось не менее сладко, нежели кровь жертвы по венам. Все-таки это - дом, и скитальцам не понять сладости возвращения.
 
BlackJackДата: Среда, 28.12.2011, 17:32 | Сообщение # 4
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
- Пришел. Я дома!
Зоран с наслаждением вдохнул родной воздух полной грудью, и красный свет его глаз загорелся ярче прежнего. Раскинув руки в стороны, он словно желал обнять дорогую мертвому сердцу и живой памяти панораму священного холма. Постояв так в полном молчании с минуту-другую, скитальцу захотелось увидеть всю усадьбу разом. Но как? Не ломиться же посреди ночи в ворота. Таким появлением он только перепугает всех слуг и взволнует пана. Но есть и тихий способ. И нет больше мочи терпеть.
Преклонив колено и опустив голову к родной земле, каинит начал преображаться. Очень быстро он уменьшился в размерах, нос вздернулся кверху, клыки и пальцы истончились, руки обернулись перепончатыми крыльями. Серой летучей мышью Гангрел стремительно взмыл в ночное небо, возвестив пронзительным писком о своем возвращении.

Вороний холм в Голодной низине, у слияния Ведовки и Вислы.

9 день лепиня (июля) 892 года, три с половиной часа после полуночи.
Полнолуние.
Температура +16 °C; ветер западный, 5 м\с.




Поднявшись достаточно высоко, зверек долетел до самой Ведовки и сделал круг над усадьбой. Как же хорошо - прошло два долгих года, а здесь ничего не поменялось! Все также величественно стоит дом и дозорные башни – “гостевая” и “воронова”. Слева от ворот конюшня, где Зоран проводил столько времени. Интересно, кто теперь ухаживает за конем и чинит панову повозку? Дальше скотный двор и амбар. Прямо за оружейней гладкая поверхность пруда отражает звезды. И высокий идол все также торчит из воды. Священный идол Яровита!
Еще один торжествующий писк огласил округу, и летучая мышь опустилась к пруду. Пролетев мимо вороних гнезд и дремлющих птиц, рукокрылый зверек опустился прямо на идол, обняв его.
“Дома! Я дома!” неустанно звучало в его голове “А теперь мне бы свидится с паном, если он здесь еще хозяин. Но как?”

Ответ возник так же быстро, как и вопрос. Собаки! Вдоль забора во дворе, как и прежде, стояли будки с цепными псами – они охраняли покой усадьбы, предупреждали о чужаках. Зоран ухаживал за всеми животными усадьбы, давал им корм и хорошо помнил клички и норов каждого пса. Вон рядом с конюшней уныло посапывает Черныш - он не реагирует на мелкий животных и птиц, а только на чужаков огрызается. Да на пугливую Анисью иногда. А вот Злыдень, что на привязи возле оружейни самый брехливый во всей усадьбе – даже на ворон скалился и бросался, если те пролетали слишком близко. Должно сработать!

Летучая мышь оставила идол, и навернула несколько кругов над будкой Злыдня. Свои маневры Зоран дополнил пронзительным писком, стараясь разозлить собаку. Потом аналогичным способом попытался взволновать еще нескольких собак возле пруда и скотного двора.
“Ну же! Не подведите! Мне нужен шум! Поднимите шум и разбудите спящий дом! Если повезет, то и сам пан выйдет во двор”


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!

Сообщение отредактировал BlackJack - Среда, 28.12.2011, 18:06
 
DerbiusДата: Среда, 28.12.2011, 19:49 | Сообщение # 5
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Разбрехался ярый пёс, зашелся лаем. Слюни летели во все стороны, веревка натянулась и заскрипела. Злыдень бушевал, вился, заходился кашляющим лаем. Петро, в тот момент как раз принесший пану весть о том, что надо бы скотный двор пополнить ,а то двух кур Злыдень-то как раз и задрал, прислушался:
- Опять Злыдень зашелся, пан.
 
WandererДата: Среда, 28.12.2011, 20:12 | Сообщение # 6
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
- Ну что за брехливое создание этот Злыдень! – недовольно поморщился пан, отвлекаясь от чтения, - Опять чтоль ворон над миской его пролетел?
Злыдень был самым беспокойным из псов, но дело свое знал хорошо – хоть и мог он облаять птиц или случайную крысу, поднимая ложную тревогу, зато и на чужаков нюх у него был отменный. Выйти и посмотреть не мешало. Так и так собирался пан проветрится до рассвета. И... дело могло быть совсем не в вороне – вдруг какая другая птица пожаловала? Гусь, например. Для того Милорад и держал собак во дворе, чтобы предупреждали они о чужаках да гостях незванных. По всему периметру частокола сидели на привязи сторожевые псы.
- Пойду я на улицу, посмотрю что там. Заодно и воздухом подышу, а то что-то неспится мне, - спокойно сказал Милорад, поднимаясь.

Взяв фонарь, он направился к выходу. Слуге хозяин приказал оставаться в доме и продолжать заниматься делами. Не зря ведь Петро посреди ночи бодрствовал, вместо того, чтобы спать с остальными слугами - было у него отдельное поручение, и результат был надобен хозяину уже сегодня.
Выйдя на улицу, Милорад внимательно осмотрелся по сторонам - уж нет ли рядом гостей незванных? Фонарь он держал перед собой, чтобы лик хозяина усадьбы был хорошо виден - то была и привычка, и предосторожность.
- Хватит, Злыдень! Успокойся! Чего расшумелся? – по-хозяйски прикрикнул пан на собаку.


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Четверг, 29.12.2011, 15:39 | Сообщение # 7
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Поднявши шум во дворе, Зоран взлетел на башню, да повис на ней вниз головую, сложивши крылья. Он терпеливо ждал появления кого-нибудь. Может слуги проснутся и выйдут усмирить пса, а может хозяева. Хорошо бы хозяева.
Вот открылась дверь и зверек настороженно замер. Слуги ночевали не здесь, а в пристройке с отдельным входом. Из этих дверей мог выйти только сам пан, его приживалка Астрид или Петро. А может что-то поменялось за два года? Знакомый силуэт ступил на крыльцо, и свет фонаря показал лицо. Милорад! Такой же молодой и ухоженный. На нем нет и следа усталости, заспанности. Пан не спал! Он аккуратно одет и причесан в поздний час и вышел так быстро. Если до этого Зоран еще и сомневался в природе бывшего хозяина, то теперь сомнения отступали. Зверь был прав - Милорад Враневски тоже живет в ночи.

Как только бывший конюх признал пана, он заполз в башню и начал свое превращение. В ночной тишине раздался голос бывшего хозяина, усмиряющий Злыдня. Он совсем не поменялся. Голос все тот же. И почему Зоран с такой теплотой вспоминал о нем эти годы? На всем белом свете не сыскать человека, к кому Зоран относился так же хорошо, как к Милораду. Казалось пан не делал ничего особенного, но он так располагал к себе. И не только Зорана, а всех в доме. И Петро, и Анисья, и Буслав служили ему с большой охотой, как и Зоран. И сейчас, снова услышав голос Милорада, в памяти Гангрела проснулось все это.
Но как сильно все поменялось теперь. Зоран уже не холоп на подворье, а пан оказался совсем не добрым человеком. Они оба страшные хищники, чудовищные порождения ночи, коварные и опасные. Зоран мог предположить, как повел бы себя добрый пан, но не представлял чего ожидать от каинита. Будет ли пан так же добр с другим хищником? Нужно быть осторожным. Очень осторожным.
Покуда Зоран размышлял, прежний облик вернулся к нему. Хозяин все еще осматривался во дворе. При свете фонаря Гангрел хорошо видел его рыщущий по сторонам взгляд. Была не была! Сейчас! Гангрел выглянул из башни и подал голос.
- Не серчайте на Злыдня, пан. Меня он учуял, вот и брешет. Видать не признал старый пес руку, что кормила его когда-то. Но ваша то память не в пример его будет. Чай не забыли еще конюха вашего верного - Зорана?
Говорю с паном прямо с башни. Покамисть покажу голос, а не устрашающий лик с клыками.


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!
 
WandererДата: Четверг, 29.12.2011, 17:52 | Сообщение # 8
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Голос с башни заставил Милорада вздрогнуть и обернуться. Да кто же это осмелился сунуться сюда ночью и обращаться к пану? Каинит не стал бы нарушать традиций гостеприимства, столь грубо влезая во владение цимисха. А смертный и вовсе не осмелится беспокоить хозяина усадьбы посреди ночи, если только не замыслил дурного. Хорошо хоть голос звучит не вблизи, и не за спиной, а с дозорной башни. Дистанция успокоила пана, и первое волнение быстро улеглось, уступив место простой осторожности. Как он сказал? Зоран? Хм… так звали конюха, что пропал в лесу два года назад. Хороший был слуга, верный. Милорад заметил его и призвал служить, желая со временем сделать гуля - уж очень здоров и силен был Зоран, подходил на роль стража. Его исчезновение два года назад вампира огорчило. Неужто жив он? Вернулся? Хмм... голос действительно похож на Зорана. Но где же холоп пропадал все это время? И почему объявился посреди ночи, когда стаду положено спать? Зачем проник во вдор, как лиходей? Как он вообще попал во двор усадьбы?! Частокол в три человеческих роста окружает Вороний холм со всех сторон, а надежные ворота целы и заперты. Милорад ни за что не поверил бы, что неуклюжий здоровяк, каким был пропавший конюх, мог бы перелезть через частокол. Странно это все. Странно и подозрительно!

- Зоран? – в спокойном голосе пана звучат нотки строгости, - Покажись! Я своих слуг не забываю, и узнаю, коль ты и правда Зоран.
Вместе с вопросом Милорад послал незнакомцу Восторг - каинит был уверен, что незванный гость хорошо видел лицо хозяина. Зоран там или нет, а предосторожность не помешает. Если незнакомец и впрямь его бывший конюх, то для него это будет делом привычным и не вызовет подозрений. Может статься даже, что подозрение появится в случае отсутствия привычного Восторга. Все слуги усадьбы постоянно находились под чарами Милорада – так было всегда.
Вампир не сдвинулся с места, ожидая, пока крупный силуэт покажется из темноты, чтобы его можно было разглядеть.


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Пятница, 30.12.2011, 01:41 | Сообщение # 9
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
В душе Зорана потеплело после слов Милорада. Будто волна накатила, охватив разум хищника. И живо ему вспомнились былые дни и доброта хозяина, словно голос пробудил в нем эти воспоминания из смертной жизни. Жизнь может и прошлая, а пан все тот же. Он добр и он признал Зорана. Вспомнил простого конюха. Как он мог сомневаться в бывшем хозяине!? Он совсем не поменялся и ждать от него зла было ошибкой. Теперь главное не злить Милорада и духов этого дома. Он хочет убедиться, что пришел действительно Зоран, а не кто-то еще. Значит надо Зорану показаться. Пока что издали.

Гангрел спустился по ступенькам башни и подошел ближе. Достаточно близко, чтобы пан увидел его, но достаточно далеко, чтобы не заметил торчащие клыки. Остановившись неподалеку от крыльца, Зоран почтительно поклонился, как делал это в годы службы.
- Доброй ночи, пан. Я знал, что память вас не подведет. Вы уж простите, что заявился вот так, - он не собирался извиняться, но теперь, когда пан стоял рядом и смотрел на него, почему-то захотелось повиниться, - Не мог я днем прийти. Ведь день - не ваше время. Да и не мое теперь.
Так осторожно Зоран оставил намек. Последние сомнения грызли внутри – а вдруг ошибся? Вдруг пан не сородич вовсе? Тогда бывший слуга покажется ему чудовищем, и духи усадьбы могут вмешаться. Гангрел хорошо помнил местные байки о Вороньем холме, и знал о неусыпных стражах. Уж лучше намекнуть и посмотреть что будет. Не нужно загонять самого себя в угол. Уж лучше пан произнесет это слово первым.


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!
 
WandererДата: Пятница, 30.12.2011, 13:24 | Сообщение # 10
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Покуда Зорана грызли сомнения, Милорад пристально разглядывал приблизившегося здоровяка. Хоть лицо в темноте и не очень видно, но сомнений нет – незваный гость действительно Зоран. Такого ни с кем не спутаешь. Здоров, грозен на вид, но при этом так же почтителен к хозяину. Второго такого, пожалуй, что и во всей Голодной низине не сыщешь.
- Кто бы мог подумать. И правда ты! Да что же приключилось с тобой, Зоран, что пропал ты на целых два года? Почему не вернулся раньше? Уж сколько слез по тебе выплакали, сколько дум передумали. Решили, что нет тебя больше в живых, - ласково, но с упреком спросил пан, - И скажи мне еще, друг любезный. Как ты умудрился во двор попасть? Ворота заперты. Нежто ты не мог в ворота постучать, по-людски, ведь слуги мои тебя знают. Зачем через забор влез, как лиходей какой и разбойник?

Милорад все еще был насторожен, и внутри разрывался между гневом и удивлением. Однако, последнее перевешивало, а здравый смысл советовал хранить спокойствие... пока все не прояснится. Дарами Каиновыми вампир обезопасил себя от нападения и агрессии, но расслабляться не собирался. Слишком много неясностей пока оставалось. И эта его странная фраза про дневное время… он знает тайну своего пана? Намекает, что мы теперь сородичи?
- День не наше время? Что ты имеешь в виду, Зоран? – хитро прищурился хозяин.


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Понедельник, 02.01.2012, 19:30 | Сообщение # 11
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Почему Зорану так хочется быть откровенным с бывшим хозяином? Открыть свою страшную тайну и прекратить все недомолвки здесь и сейчас? Под пристальным взглядом Милорада молчать просто невыносимо и стыдно. Отправляясь сюда Гангрел был уверен, что Проклятье Каина уравняло их обоих, и больше не будет этих почтительных заискиваний. Зверь внутри требовал показать силу, а что-то другое умиротворяло, побуждая сохранять приличия. И упреки пана Враневски звучат так справедливо, что хочется повиниться.

- Не желал я худа, пан. Слуг волновать побоялся. Зоран нынче не тот, что прежде. Почитай два года как не тот. Напугал бы я их или навредил чего доброго, а они ведь мне не чужие. Столько лет прожил с ними бок о бок.
Это было чистой правдой. Даже зверская натура не могла бы заставить его причинить вред остальным слугам. Они были ему вроде семьи столько лет, и видеть их кровь совсем не хотелось. Оглядевши двор, Зоран решился показать свою новую природу, если кроме него, пана и собак никого нет. Довольно заискивающих слов. Довольно стесняться и скрывать себя перед цимисхом. Все говорит о том, что Милорад сородич. А если Зоран ошибся.. нет! Зоран не может ошибаться! Глаза каинита наполнились красным сиянием, объясняя без слов кто он такой есть. Если ошибка все-таки произошла, и Милорад простой смертный, Зоран знает что сделать.
- Вы знаете, что я имею в виду, пан. Мы оба живем в ночи и отмечены кровью Каина.
Говоря это, Гангрел показался из темноты весь. Его глаза и клыки скажут пану все, о чем умолчал язык. И реакция Милорада сразу покажет ошибку, если Зоран ее совершил.

Внешне Милорад встретил изменения спокойно, а в мыслях его завертелось много вопросов. Кто же позарился на верного слугу, даровав ему Объятия? Уж не замыслил ли дурного против хозяина Вороньего холма, забрав, а потом вернув Зорана? Мог ли конюх догадаться сам об истинной природе своего хозяина?
- Я ждал, когда ты проявишь свою натуру, Зоран. Не следовало прятать ее так долго, - ровным голосом произнес Милорад, одобряя прямоту сородича, - Опасения твои теперь мне понятны. Но кто сделал это с тобой? Ведь ты крови Зверя, а Звери не властны в наших землях.

Вывод о принадлежности клану был сделан по проявленной способности. Еще два года назад Зоран был простым смертным, и не смог бы овладеть чужими дисциплинами. Сияющий в ночи “дурной глаз” выдавал в нем Гангрела, и Милорад пытался вспомнить членов этого клана в окрестных землях. На ум приходил только Зарек Братович, но с чего бы лесничему жупана ловить слугу с Вороньего холма? На представлении новых каинитов Зорана точно не было – Милорад бы знал. Так кто же дал ему Становление? И главное – зачем и с чьего согласия? Подобные неизвестности отнюдь не добавляли пану Враневски покоя.

Зоран испытал облегчение. Ошибки не произошло. Смертный не был бы так спокоен при виде чудовища, а бывший хозяин все верно истолковал, и даже больше.
- Так и вы не торопились, пан. От вас ничего не укроешь. То был старый Зверь. Два года назад настиг он меня в лесу. Недалече.
Прищурился так же хитро, как Милорад. И откуда он узнал, что я крови Зверя? Не знал ли он того Зверя? Мир каинитов может быть тесен, и исключать такой возможности не стоило.

- Это он послал тебя сюда? – спросил пан, скрывая ледяным спокойствием настороженность в голосе.
При этом каинит зорко приглядывал, как бы не появился во дворе кто из слуг. Незачем им видеть этот диалог. И слышать незачем.

- Он отговаривал меня как мог, убеждал не возвращаться домой. Звал с собой на восток, в сторону града Киева. Но не пошел я с ним.
Значит не знает пан о Звере, что даровал мне Проклятье Каина. Если бы знал, то не задавал бы этого вопроса.

- Вот как? Так ты с ним расстался? Очень интересно.
Впервые за разговор Милорад не смог скрыть удивление настолько, чтобы оно не стало заметным. А может специально показал его Зорану?
Перед ним птенец, покинутый родителем. В этом Милорад мог легко поверить, и это успокаивало. Даже молодой Гангрел на пороге мог стать проблемой, а заодно с престарелым родителем и подавно. Но родитель сейчас далеко, если верить Зорану. Остается понять с чего бы Зверю, чья кровь побуждает к вольным странствиям, думать о доме и возвращаться сюда? Верно, есть у него здесь дело незавершенное. Но что за дело? Может, месть? Или хочет позаботиться о семье? А осталась ли у него семья? Если да, то уж не в усадьбе, а в селище. Стало быть не в семье дело. А может чарами своими хозяин настолько привязал слугу, что заглушил свободные порывы в душе молодого Зверя? Такое могло быть, но лишь первое время. За два года привязанность должна бы уже пройти, оставив только воспоминания. Странно это все.
- Так что же привело тебя назад, Зоран? Кровь Зверя зовет прочь от селений, в дикие места, а не к дому. Зачем же ты здесь? – прямо спросил Милорад, не сводя взгляда с бывшего конюха.

- Все верно, пан. Так и было поначалу. Обошел я многие земли: от Уродова лесища на западе, до Нелюдьих болот в землях прусских. Но везде понимал я, что дом мой здесь, и нигде больше. Домой я вернулся, пан. И дома останусь. Родитель мой по Крови сказывал, что в землях воеводовых властвуют Изверги. Сказал, что и на холме яровитовом Изверг правит. Потому я и пришел. Пришел уважить хозяина земли и сказать о своем возвращении и намерении жить здесь. В жизни пан был добр ко мне, и потому заслужил моего уважения.
Зоран говорил убежденно и старался выглядеть внушительно. Никогда прежде не стоял он так гордо. Никогда прежде не говорил с паном на равных. Пора все расставить по местам. Он собирается жить здесь, и пришел известить о том хозяина земли. Сообщить, что теперь будет у Милорада сосед. Оставалось только увидеть, как отнесется к этому Цимисх. Но знал наперед Зоран, что нет ответа, способного изменить уже принятое решение.

Решимость и категоричность Зорана даже позабавили хозяина усадьбы. Птенец – что с него взять?! Пришел, выбрал себе “дом”, и думает, что все будет так просто. А как он сказал о своем “визите вежливости”? Будто одолжение пану сделал из уважения к былым временам. В каких иллюзиях он витает? Пора Зверю приземлиться на грешную землю с небес, и понять здешние реалии.
- Прав был твой Зверь. С древнейших времен все воеводство принадлежит моему прародителю Вранеку и его великому клану – клану Цимисхов. Сам Купала поддерживает заведенные здесь порядки. Земли, что ты обошел за два года, принадлежат клану, как эта усадьба принадлежит мне. Никто не смеет оспаривать нашу власть, - с уверенной гордостью ответил Милорад, и спросил, - Так что же ты, Зоран, считаешь своим домом? Усадьбу, весь холм, или, может, Голодную низину? Где думаешь жить и надолго ли планируешь задержаться?

- Мой дом на холме. На нем и останусь жить. А коли позволите приходить мне к священному идолу по ночам, благодарен буду, пан, - не мешкая ответил Гангрел и посмотрел в сторону пруда.
Пока слова Милорада подтверждали ранее услышанное от родителя о Купале, власти цимисхов и традициях. Но за все это время Гангрел не встречал никаких Цимисхов, и не собирался их встречать. Сейчас его волновало только это место, и хозяин земли стоял прямо перед ним. Остальные были Гангрелу без надобности. От нарастающего волнения он начал почесываться.

Так значит, холм. Почему холм? Простая прихоть или необходимость для Зорана? И как, однако же, просто он рассуждает.
- Сразу видно, не рассказал тебе Зверь о традициях земли нашей, иначе не стал бы ты говорить такое, - снисходительно улыбнулся Милорад, глядя в глаза Зорана, - Знаком ли тебе древний кодекс поведения и правил Воронового воеводства, по которому живут, воюют и правят Цимисхи на протяжении уже многих столетий? Зовется он Сводом Янтарного Ока, и тысячи воронов по всем землям и тирсам следят за его исполнением.

Зверь говорил что-то о древних традициях Извергов. И о “воронах следящих” Зоран слышал от родителя, но очень мало. Потому он только развел руками. Зоран искренне недоумевал, зачем ему нужны их правила? Если цимисхи захотели связать себя законами, пусть живут в плену своих традиций. Гангрел ничем подобным связывать себя не собирался.
- Знаю я, что есть у Извергов традиции, коими все вы сильно дорожите. Но создали вы их для своего клана. Какой в них прок кому-то другой крови?

Милорад был поражен незнанию Зорана. Как он вообще жив до сих пор? Как выживал в землях воеводства целых два года, не зная законов и правил?
- Созданы они не только для нашего клана, Зоран. Свод Янтарного Ока создан для владений наших. Всякий сородич в воеводстве, не зависимо от принадлежности клану и крови, обязан знать и соблюдать наши традиции. И особенно это касается домашних владений Цимисхов. Всякий же, кто нарушит законы, будет держать ответ перед воеводой. Таких нарушителей было немало, и постигшая их участь весьма незавидна, - серьезно предостерег пан, - Я сам и жизнь в моем владении подчинены традициям. Если хочешь жить здесь… если хочешь выжить в наших землях, тебе нужно знать и неукоснительно соблюдать Свод Янтарного Ока. Иначе твоя ночь не будет долгой.


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!
 
WandererДата: Вторник, 03.01.2012, 14:47 | Сообщение # 12
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Недовольство забурлило внутри мятежной души Гангрела. Захотелось оскалиться, но Зверь сдержал недовольный рык. “Правила. Да кому нужны эти правила?! Сколько жил без них, и еще столько же проживу” – подумал он, слушая Цимисха. Гангрел предполагал, что придется считаться только с паном и духами на страже усадьбы. А теперь еще учить чьи-то дурацкие правила. Но от их соблюдения может зависеть жизнь, а значит придется с ними считаться.
- Эти ваши правила как-то мешают мне жить здесь, пан? Запрещают мне называть яровитов холм домом?

- Ты волен называть яровитов холм как угодно, Зоран. Даже домом, если захочешь. Но ты не можешь называть его своим. Потому что он мой, - властно ответил Цимисх, и тут же улыбнулся самой приветливой улыбкой, - У этого дома есть хозяин, и только хозяину решать, кому здесь быть, а кому нет. Ведь ты не оспариваешь моих прав на владение, Зоран?

- Нет, пан, не оспариваю. Но почему я не могу жить, где мне вздумается? Ведь я не прошу себе крышу над головой, а просто собираюсь жить рядом. Кровь уравняла нас. Теперь мы не господин и слуга. Мы сородичи. И я пришел только возвестить сородича о своем возвращении.
Внутренне Гангрел напрягся. Начало разговора вселило в него надежду, но теперь надежда начала отдаляться.

- Твой родитель, должно быть, не объяснил тебе и то, что одни кланы выше других. Даже на нейтральной территории Зверь не ровня Извергу. Это не моя прихоть – так уж повелость. Действительно, мы сородичи, но если Кровь и уравняла нас с тобой в чем-то, Зоран, то не в правах на мои владения, - Милорад раскинул руки в стороны, по-хозяйски показывая все вокруг, - Вокруг нас мои владения. Ты не можешь просто прийти и поселиться здесь, Зоран. Только я, как хозяин, могу дать тебе такое право. Понимаешь?
Цимисх держался властно, но дружелюбно. Своей твердостью он намеревался избавить птенца от иллюзий, при этом не ссорясь.

Опять Гангрелу захотелось оскалиться, и опять он сдержался. К чему скалится на пана? Он добр к нему и все объясняет, как родному. Просто таковы традиции, по которым живут каиниты, а Милорад их соблюдает. Если Зоран хочет добиться своего, ему нужно вписаться в существующие порядки, будь они трижды неладны! Зверь вздохнул, наклонил голову набок и внимательно посмотрел на Милорада
- Понимаю, пан. И прошу дать мне право жить здесь. Обещаю уважать хозяина земли и не доставлять беспокойства.

Пан все еще недоумевал – что же заставляет Гангрела с таким упорством добиваться этого права? Привычка? Злой умысел? Чужой приказ? Покуда Зоран остается темной лошадкой, его нахождение рядом может быть опасным. Если же нет причин беспокоиться, то нужно пользоваться ситуацией.
- В своих владениях я дозволяю жить только семье, слугам или гостям. Раньше ты был здесь слугой, и, смею надеяться, тебе жилось хорошо. Кем же ты видишь себя в моем доме теперь, Зоран крови Зверя? - с интересом спросил Милорад, оставаясь одновременно величественным хозяином и благожелательным собеседником, - Я буду рад возвращению проверенного слуги, если ты просишь. А могу принять тебя и как гостя, по старой памяти. Но помни о том, что гость не остается надолго.


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Вторник, 03.01.2012, 20:03 | Сообщение # 13
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Будь на месте Милорада кто другой, Зоран выпустил бы ему кишки за одно такое предложение! Но устами старого хозяина оно задело не так сильно, и звучало здраво. Итак, гость или слуга? Так стоит вопрос. Зоран помнил, каково быть слугой в усадьбе пана, и когда-то ему это даже нравилось. Но быть слугой сейчас казалось невозможным. Все нутро вольнодумного Зверя противилось даже мысли о том.
- Жилось мне здесь хорошо, пан. Благодарен я хозяевам за все те годы счастливые. Но быть слугой теперь? Мне? Зоран стал другим, и больше не станет он прислуживать, пан. Нет, не станет.
Гангрел гордо выпрямился, сжав пудовые кулачищи. Он понимал, что заканчивать разговор вот так не следует. Быть гостем Милорада тоже не вариант. Не для того он вернулся сюда, чтобы гостить. Нужно попытаться найти решение.
- Разная кровь ведет нас в ночи, пан. Но Зоран мог бы остаться другом надежным. Позволит ли пан остаться другу?

Усмирять чужого Зверя сложно, а усмирять дикого Гангрела сложнее вдвое. Милорад не ожидал быстрого согласия. Скорее своим вопросом он желал проверить, насколько велико желание Зорана оставаться во владениях Цимисха. Ответ ясно показал: Гангрел желает остаться здесь надолго, и для него очень важно добиться этого. Также он показал нежелание быть слугой, но, вместе с тем, готовность идти на уступки и договариваться. Встреча становилась интересной. Милорад и раньше играл в подобные игры. Сейчас в нем просыпался азарт.
- Другом, говоришь? Друзья имеют большую ценность в любое время. Но могу ли я знать наверняка – друг ты, или враг? Не замыслил ли ты дурного против меня и этого дома? Могу ли я тебе доверять, Зоран? – спросил Милорад, всем своим видом показывая, что хочет доверять, но, увы, пока не может.

Недоверие могло оскорбить, но вместо этого только расстроило Зорана. Бывший хозяин не доверяет ему? Как же так? Чем заслужил он обидное недоверие? Ведь он служил ему столько лет. А еслиб и не служил, мог ли Зоран прийти сюда с дурными помыслами, зная о неусыпной страже холма. Даже если бы пан был простым смертным, за его спиной стоят пугающие своей неизвестностью и мощью древние духи. Так говорят местные поверья. Зоран с детства помнил рассказы о Дарине, поплатившейся за сквернословие. Помнил о страшной каре, постигшей двух воров. Помнил о многих чужеземцах, пропавших без вести возле холма. А чудесную историю о наказанном и прощенном Радогоре он слышал не от кого-то, а от внуков самого Радогора. Даже сейчас Зоран опасался обидеть Милорада косым взглядом или неосторожным словом. Ведь не знал он, как к обиде отнесутся грозные стражи усадьбы.
- Все в округе знают о старце с черным челом. О страшных духах, оставленных им сторожить усадьбу и панов Враневски. Все знают, что нельзя ступить на холм, замыслив дурное против пана, и не поплатиться за это. Потому болтливые языки и не сквернословят о хозяевах Вороньего холма. Потому воры и лиходеи обходят холм стороной, помня о страшной каре, настигшей их предшественников. Разве не так? Но я здесь. Помыслы мои чисты и нет в них ничего дурного против Вас, пан. Обман будет стоить мне слишком дорого. Это ли не доказательство?

Милорад понимающе кивнул.
- Хорошо, что ты помнишь о том, Зоран. Испытывать терпение стражей моего холма затея опасная. То, что ты до сих пор стоишь здесь целый и невредимый, говорит мне о многом, - согласился хозяин, и примирительно добавил, - Пойми меня правильно. Я не стал бы даже заговаривать о доверии, будь ты прежним Зораном, которого я знаю. Но, как ты верно заметил, Зоран нынче другой. Твоя натура поменялась, а внутри тебя поселился опасный Зверь. И Зверь этот даже для тебя во многом остается загадкой. Не могу я всецело доверять тому, кто не властен над собой до конца.
Вздохнул Гангрел. Хотелось ему поспорить, да только пан говорил верно. Зоран хорошо осознавал как сильно он поменялся, и побаивался живущего внутри Зверя. Родитель предупреждал о чудовище, что живет внутри. Теперь о том же чудовище говорил и Милорад.

От внимательного взора Цимисха не ускользнуло огорчения Зорана. Свое недоверие он хотел объяснить так, чтобы Гангрел не обиделся. Заодно это помогало увести разговор от понятия “друг”, и вернуть к предложенным ранее “слуге” и “гостю”. Игра продолжалась.
- Если не хочешь ты быть моим гостем или слугой, то я мог бы оставить тебя здесь… союзником. Союзником, который признает мою власть, чтит мои традиции и платит за мое гостеприимство. Такой союз мог бы послужить нам обоим. Тебе он даже нужнее, чем мне. Готов ли ты остаться как союзник, Зоран? – предложил Милорад, демонстрируя свое желание пойти навстречу раздосадованному собеседнику.

Зоран оживился. Наконец, он слышит что-то не раздражающее его. Быть союзником этого замечательного и мудрого каинита. Настораживало только слово “плата”.
- Слово “союзник” мне больше по нраву, пан. Но о какой плате ведешь ты речь?

Птенец схватывает на лету. Прекрасно.
- Верный вопрос, Зоран. Союзы не рождаются на пустом месте. Простого уважения и доверия друг к другу недостаточно. Союзы скрепляются взаимными интересами и пользой, которую стороны приносят друг другу. Тот, кто нуждается в союзе больше, должен давать больше. Из нас двоих больше нуждаешься ты, потому я и употребил слово “плата”. Если мы станем союзниками, это принесет тебе пользу, но и я должен получить от тебя что-то существенное, друг мой.

Зоран начал понимать, куда клонит пан. Не зря, ох не зря он считал пана умным. Все это звучало справедливым, но Зверь внутри призывал к осторожности. Договариваясь с каинитом важно не прогадать. Союз – хороший и единственный способ добиться своего. Другого пути нет. Теперь бы только не прогадать. Гангрел думал и старался сохранять невозмутимый вид.
- Какую же пользу от нашего союза получу я?

Милорад думал не долго. Он хорошо знал, что предложить птенцу, ведь он точно знал о желаниях Зорана и мог предположить его страхи. Достаточно, чтобы сделать хорошее предложение.
- Я дам тебе приют, и ты сможешь жить в моих владениях, как и хотел. Духи холма будут приглядывать за тобой, но не причинят вреда, покуда ты не замыслишь дурного. Это я обещаю, - Милорад начал перечисление с главного, переходя от желаемого к необходимому, - Я поведаю тебе о традициях и законах Воронова воеводства, буду давать советы, чтобы ты не попал в неприятности. Ты птенец, и для тебя жизненно важно знать все, что я могу рассказать, - хозяин старался быть убедительным, обещая опеку, - Я стану твоим заступником перед другими сородичами. В Вороновом воеводстве чужаки долго не живут. Но пока ты со мной, для всех ты будешь моим союзником, а не чужаком. У меня достаточно влияния, как среди смертных, так и среди сородичей, чтобы оказать тебе покровительство, - кое-что вампир приберег напоследок, т.к. не был уверен, нужно ли это Зверю, - Если твоя привязанность к местным жителям еще сильна, и ты боишься быть узнанным… я могу помочь тебе и в этом, друг мой. В моей власти изменить твою внешность, Зоран. Сделать так, чтобы старые знакомые тебя не узнали, и память о добром конюхе осталась незапятнанной. Я могу даровать тебе красоту, которой ты был лишен всю свою жизнь. А могу сделать тебя устрашающим, чтобы один твой вид наводил ужас на врагов и жертв.

Зоран слушал внимательно и молча. Может и сказывалось хорошее отношение к пану, но ничего лишнего он не предлагал. Зоран получит желаемое и сможет жить здесь, не опасаясь духов холма. Узнает о традиция и законах Цимисхов - тоже хорошо, раз они так важны в этих землях. Он сможет получить совет, когда потребуется. Предложение сменить внешность предстояло серьезно обдумать, а иметь покровителя из правящего в этих землях клана казалось Зорану ценным приобретением. Нравится или нет, а далеко вокруг простираются владения Извергов. И никому из них Зоран не сможет доверять, как бывшему хозяину. Осталось понять какой будет плата за неслыханную щедрость и гостеприимство пана.
- Добре, пан. А что должен дать Зоран взамен?

- Взамен я не требую многого, - улыбка свидетельствовала о хорошем настроении хозяина, предвкушающего скорое завершение этой игры, - Во-первых, территория. Зоран должен помнить, какие двери открыты, а какие закрыты для него. Ты должен выбирать те места для охоты, которые одобрю я. Это для твоего же блага, чтобы тебе случайно не зайти в чужие владения и не обрести ненужных врагов. Раз в неделю ты будешь охотиться для меня, и приносить добычу к дому. Такая плата не слишком обременительна для умелого охотника, - Милорад следил за реакцией Гангрела, пока объявлял свои условия, - Во-вторых, стража. Покуда мы с тобой союзники и я твой заступник перед сородичами, ты будешь помогать мне охранять усадьбу от врагов и недоброжелателей. Если же враг плетет козни вдалеке, ты поддержишь меня в походе против него, - вампир сделал паузу, давая Зорану обдумать слова и подготовиться к последнему условию, - И, наконец, третье. Я оказываю тебе большое доверие, пуская в свой дом. В знак чести своей и намерений добрых, ты должен поклясться мне Кровью. Тогда я смогу доверять тебе, и называть союзником.
Когда все было сказано, пан Враневски пристально смотрел на здоровяка, оценивая взгляд, выражение лица и любые другие проявления его реакции. Он ждал ответа, был готов к спорам и разговорам. То, как Гангрел принял первую часть предложения, давало надежду, что и цена покажется ему приемлемой.

Вновь Зоран выслушал все молча. Ни единый мускул его тела не выдал отношения к произнесенным словам, зато в проклятой душе царило смятение. Казалось, Зоран не услышал чего-то совсем уж неприемлемого, но Зверь внутри призывал к осторожности. Хотелось отступить туда, где можно все хорошенько взвесить и обдумать. Туда, где проницательный взгляд Милорада не достанет и прекратит заглядывать прямо в душу. Ледяная твердость и спокойствие в глазах Цимисха излучают уверенность. Гангрелу в этот самый момент уверенности как раз и не хватало.
- Я должен все обдумать, пан. Это слишком серьезное решение. Близится рассвет. Могу я остаться гостем до завтрашней ночи? Мне не нужна крыша над головой и я сыт. Сырая земля священного холма станет мне лучшим приютом.

- Да будет так, Зоран. Можешь отдыхать в моей земле до следующей ночи. Завтра после заката я буду ждать тебя у ворот, - легко согласился Милорад.
Ему самому не мешало обдумать все это получше. Пап рассудил, что перерыв в диалоге пойдет только на пользу. Нет сомнений, что Гангрел поддался чарам. Вероятность того, что чары эти спадут к завтрашней встрече весьма мала.

Бывший конюх поклонился бывшему хозяину, и они попрощались. Когда Гангрел вышел со двора, и пан запер за его спиной ворота, звезды уже не светили так ярко. Неумолимо приближался рассвет, делая ночное небо светлее. Встреча с хозяином усадьбы оставила сложные чувства, и Зверю предстояло многое обдумать. Свернув с дорожки, уходящей вниз, Зоран ушел в сторону, где спуск с холма был круче. Там он беззвучно погрузился в землю и погрузился в сон. Впервые за два года земля казалась ему такой родной и уютной.


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!
 
DerbiusДата: Вторник, 03.01.2012, 21:28 | Сообщение # 14
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Вороний холм в Голодной низине, у слияния Ведовки и Вислы.

10 день лепиня (июля) 892 года, два часа до полуночи.
Полнолуние.
Температура +15 °C; ветер западный, 8 м\с.




Скалясь, ночь сожрала солнце. Страхом приветствовали новую хозяйку гор и лесов смертные; воем радовались волки, и карканьем разразились вороны с красными перьями на макушках; а ночные твари, чудовище, монстры, гордо именовавшие себя Детьми Каина, открыли глаза. Их нутро сжигал голод, и зверь зло рычал внутри, алкая крови.
Пришла их пора. Их абсолютная власть кралась вслед за тьмой.
Ровно до того момента, как старуха-ночь вытошнит Солнце на небосвод.
 
BlackJackДата: Суббота, 07.01.2012, 19:07 | Сообщение # 15
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Тьма опустилась на яровитов холм, и Зоран восстал из сырой земли, окончательно пробудившись ото сна. Гангрел провел целую ночь в родной земле и теперь чувствовал себя прекрасно. Тело его пропиталось силой, сердце наполнилось решимостью, а душа – надеждой на будущее. Оглянулся он посторонам, убедился, что один. С почтением склонил свою голову пред холмом в низком поклоне, и произнес
- Я вернулся. Теперь я смогу. Ради избранного Пути. Ради принесенной Клятвы. Я не отступлю!

Зоран все хорошо обдумал и решил. Клятва и Путь подталкивали к верному решению. Зоран не мог их игнорировать. Он идет на встречу с Цимисхом и завершит вчерашний разговор. Сейчас он пойдет к воротам и станет ждать. Милорад обещал встретить его у ворот, и Зоран не станет приникать во двор как вчера. Он просто станет ждать. Этой ночью все свершится, и каждый получит что хотел - и Милорад, и Зоран.

Как и было обещано, вскоре Милорад показался в дозорной башне у ворот - величественный и благосклонный, как вчера. Убедившись, что Зоран один, хозяин отворил ворота и пропустил Гангрела во двор. Чувство доверия и немого обожания к пану было все также сильно в душе Зверя – он почувствовал это сразу.
- И снова здравствуй, Зоран. Хорошо ли тебе спалось в моей земле? – любезно осведомился пан.
- Благодарствую, пан. Давно не было мне так хорошо. Земля холма священного милее любой другой. Отдохнул я в ней и душой и телом.
С благодарность и поклоном молвил Гангрел.
- Отрадно хозяину слышать подобное от гостя. Верно, и думается в ней лучше, Зоран? – с улыбкой предположил Цимисх.
- Лучше, пан! Гораздо лучше. Обдумал я разговор наш вчерашний, и готов его окончить сегодня.
Утвердительно кивнул Гангрел. Был он спокоен и уверен в себе.
- Хорошо, - кивнул Милорад, приглашая гостя войти в дом.

Разговор предстоял важный, и вести его на улице, где могли подслушать, Цимисх не хотел. К тому же, предупредил он дочь свою о приходе гостя. Попросил ее оставаться наверху и быть начеку, если что-то вдруг пойдет не так. Волновать Зорана присутствием лишних ушей Цимисх не хотел – но уши те были совсем близко, готовые вмешаться, случись что.

Гангрел вошел в зал с замиранием сердца, как и раньше. Был он здесь до сегодняшней ночи лишь дважды. Первый раз, когда только прибыл служить в усадьбу и представляли его хозяину. Второй раз, когда Петро просил помочь установить большое деревянное панно на стене. Зал был великолепен, как и прежде. Нигде за всю свою жизнь Зоран не видал такой роскоши и такого мастерства зодчих. Больше всего завораживала огромная карта за троном, словно мастер великий отрастил себе крылья и летал в небесах над землями воеводства, прежде чем перенести все увиденное на дерево. Деревянные вороны со всех углов глядят как живые. Не их ли глазами приглядываю духи, стерегущие усадьбу? А еще арки, колонны, резные фигурки и нарядная мебель – все это, в сравнении с убогими жилищами селян, казалось сказочным. Верно, не у каждого князя в хоромах такое есть. Не зря пан так гордился своим домом. Ох, не зря!

Милорад, вопреки ожиданиям Зорона, не стал подниматься на свой трон. Он сел за большой стол в удобное кресло, и предложил гангрелу сесть в такое же напротив – как союзнику. Устроившись, хозяин выжидающе посмотрел на Зверя, пока еще гостя.
- Сказал я вчера свое слово, и просил ты время подумать. Прошло то время, и настал твой черед говорить, а мой слушать.

Гангрел кивнул и напряг память. Услышанные вчера слова были очень важны, и обдумывал он их достаточно долго, чтобы запомнить. Первыми условиями Милорада были условия о территории и охоте.
- Я согласен не входить в двери, которые для меня закрыты. Согласен обсуждать места своей охоты с паном. Согласен раз в неделю приносить добычу в усадьбу. Все эти условия Зоран примет.
Гангрел замолчал, глядя на Милорада. Цимисх кивнул, дав знак продолжать.
- Потом говорили мы о врагах. Покуда есть у меня покровитель и заступник перед сородичами и право звать яровитов холм домом, я помогу защищать усадьбу от врагов. Но не стану я бегать за тридевять земель в поисках всех врагов, кого мне покажут, пан. Помогу справиться с теми лишь, кто угрожает нашему дому. Помогать или нет с остальными, думать буду сам.
Сурово глядели из под косматых бровей глаза Зверя, пока говорил он о врагах. Он отказался принимать условие полностью, и теперь напряженно ждал реакции пана. Милорад долго думать не стал, и лицо его выражало полнейшее благодушие и спокойствие. Гангрел дал согласие в главном – защищать от врагов в усадьбе. А коль появятся другие враги, так Милорад поможет Гангрелу “подумать правильно”.
- Ты не пес цепной, чтобы бросаться на всех. Понял ты меня верно, Зоран. Помогай здесь, а коль появятся враги вдалеке, я смогу попросить тебя о помощи. А помогать или нет союзнику, решать будешь сам, - согласился Враневски, и заинтересованно посмотрел в ожидании реакции на третье условие, - Что скажешь о Клятве?

- Скажу..... может, хватит пану слова моего и обещания верности?
Спросил Гангрел, пытаясь скрыть в голосе своем надежду. Он не особо рассчитывал на согласие, но попробовать стоило. Ожидания не обманули.
- Говорил я вчера, что приму от тебя только Клятву Крови, - твердо ответил Милорад, и посмотрел благожелательно, - Слову твоему я, конечно же, верю, Зоран. Но Кровь не помешает твоей Клятве, а только скрепит ее.

- Тогда будет Клятва, пан. Согласный я на Клятву, коль примете одно мое условие.
Гангрел покорно склонил голову. Он все обдумал.

- Условие? Интересно. Чего же ты хочешь, Зоран? – Милорад смотрел заинтересованно, и несколько настороженно.

- Слышал я, что Изверги владеют дарами Каина, неизвестными Зверям. Коль станем мы союзниками, и поклянусь я Кровью, сможем мы друг другу доверять. И смогу я со временем овладеть Дарами этими, если научите меня.
Зоран не знал, как пан отреагирует на такое условие, но уж очень много он слышал от Зверя про силу Цимисхов. Если пан так хочет от него Клятвы, то, глядишь, и согласится. Милорад отреагировал спокойно, на удивление.
- Все мы можем учиться друг у друга, Зоран. Возможности Цимисхов велики, но и Звери имеют свои секреты. Учить тебя только за Клятву я не стану, но обменяться с тобой знаниями не откажусь. Устроит ли тебя такой обмен?

Гангрел согласился. Еще раз дотошно выспросил он у пана все, что обещалось вчера, и снова хозяин подтвердил свои обещания: дать приют и убежище в своих владениях, поведать о традициях и законах, давать советы полезные и взять под опеку, сменить облик. Настала пора ударить по рукам и принести Клятву. Второй раз за ночь в ритуальную чашу полилась кровь Милорада, и вновь ее было немного – только лишь для глотка.
- Плоть от плоти Сырой Земли; кровь от крови мудреца и пророка Цимисха. Я - потомок Каина, я соль земли этой. Я - лес, и я горы. Я воскрес и умер на своей земле, я чувствую ее, мать мою. Праотцом-Каином, Отцом-Цимисхом и Матерью-Землей вскормлена моя сила и мое право. Кровь моя свяжет тебя со мной; кровь моя свяжет тебя с почвой, Купала и Духи земли нашей увидят тебя. Вкуси ее, стань её сыном; ощути улыбку тех, кто издавна следит за нами из земель, питает деревья и ныряет в глубины озер и морей, - величественно произносил Милорад традиционные слова, протягивая чашу, - Испей в знак своей верности данному слову, и станешь ты моим союзником, Зоран.

Гангрел послушно взял чашу в руки, сказал “Клянусь соблюдать наш уговор!” и осушил ее разом. Все происходящее волновало душу Зверя. Здесь, под взглядами деревянных вороном, пред лицом бывшего хозяина, после его слов, было все очень волнительно. Снова вспыхнули опасения, но дело уже было сделанно. Зоран очень хотел думать, что поступил он правильно, и что в долгих своих размышлениях ничего важного не упустил. Вкус крови Цимисха оказался…… необычным. Ничего подобного Зорану пробовать пока не доводилось. Глоток крови только укрепил то хорошее впечатление, которое производил пан. Сомнения не унимались, но теперь звучали они тише, на фоне внутренних эмоций и нашептываний: “Пан добр к тебе, Зоран. Еще не делал он тебе вреда, и после этой ночи не сделает. Верь ему, и будешь вознагражден.”


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!

Сообщение отредактировал BlackJack - Суббота, 07.01.2012, 19:18
 
WandererДата: Понедельник, 09.01.2012, 02:52 | Сообщение # 16
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Милорад смотрел на Зорана благосклонно, а смешанные чувства свои в тот момент – помесь ликования и настороженности – он, по обыкновению, скрывал. Кажется, хозяину удалось победить в этой игре, но повода терять бдительность – нет. Цимисх рассчитывал, что с большой долей вероятности Гангрел не станет делать глупостей, но абсолютной уверенности не было. Эффект Присутствия и Клятва, и, что еще важнее, давняя преданность и добрые отношения в прошлом, были хорошим фундаментом состоявшегося союза.

- Как ты принимаешь мою Кровь, я принимаю твою клятву, Зоран - мой Союзник, Страж и Охотник моих владений, - молвил он, пока союзник опустошал ритуальную чашу, - Отныне ты найдешь приют и убежище, совет и помощь союзника в моих владениях. Кровью своей клянусь и я исполнить обещанное, почитать твою дружбу и службу так, как они того заслуживают, и награждать твою верность. Ночь и Духи земли нашей стали свидетелями нашего союза.

“Красиво говорит пан. Союзник пана, Страж и Охотник его владений – мне нравится, как оно звучит. Но не в названиях дело. Главное добился я своего” думал Зверь, глядя на пана немигающим взглядом и почесываясь.
- Я исполнил свое обещание, пан. Поклялся. Пора ответить тем же.

Милорад согласно кивнул
- Я готов. С чего же ты хочешь начать, Зоран?

- С внешности моей, пан, - уверенно ответил Гангрел, - Вернулся я домой, но не прежний человек я больше. Зверя во мне стало много, и Путем Зверя иду я в Ночи. Встречал я людей вдалеке отсюда, и все они сразу чувствовали во мне угрозу. Облик мой мертвецкий, клыки, другое что-то выдает во мне угрозу. Не выходит у меня скрывать, и не хочу я той скрытности. Негоже Зверю стесняться добычи своей. Должно страх ей вселять и трепет. Сделайте мне облик подходящий, пан. Чтобы видели во мне не просто человека опасного, но то, что я есть сейчас – Зверя и хищника, как из былин и сказок.
Гангрел опустил глаза и добавил негромко.
- Такого Зверя, в ком люди местные не узнают доброго Зорана. Хочу я в памяти их остаться прежним. Не хочу, чтобы узнали во мне нынешнем меня прежнего.

Цимисх понимающе кивал словам нового союзника, не показывая того, как они его обрадовали. Во-первых, просьбой этой Зоран выдавал свое сентиментальное отношение к другим слугам поместья и смертным, которых знал он при жизни. Еще одно подтверждение небезразличного отношения и к бывшему хозяину тоже. Зверь дорожил своим старым именем, и это знание могло пригодиться Милораду. Во-вторых, Зоран хотел приобрести зловещий облик, а хозяину усадьбы не помешает пугающий союзник – уж он мог бы постараться сделать из человека грозного монстра. С силой и габаритами Зорана, он заткнет за пояс любого шляхтича. Так что просьба Зорана пришлась по душе Цимисху, с какой стороны на нее не посмотри.
- Желание твое мне понятно, Зоран. Исполнить его в моих силах, но для того мне потребуется насытиться кровью. И крови нужно немало, чтобы сделать немалые изменения твоей плоти.

Гангрела ответ не удивил. Он знал, что применение Даров Каина может требовать крови. Зоран просит об услуге и должен снабдить пана всем необходимым для этого. Оставалось согласовать место охоты, как требовало заключенное с Милорадом соглашение.
- Готов я отправиться на охоту прямо сейчас и добыть вам крови, пан. Лес близлежащий подойдет хорошо, и можно сыскать в нем добычу.

- Ночь только началась, и для охоты времени хватит. Леса безымянные рядом с холмом не принадлежат никому из местных каинитов, и можешь ты в них охотиться на животных свободно. Избегай только трогать животных, на чьем челе увидишь красную отметину - добыча эта может стоить тебе жизни, - серьезно предостерег Милорад,- И не ходи в село свое родное, Вовец. Принадлежит оно соседу моему, Войлеку, и нельзя там охотиться без его согласия. Других сородичей поблизости пока нет, и ты не забредешь в чужие охотничьи угодья даже случайно.

Гангрел настороженно замер. Он впервые слышал о животных с красными отметинами, но еще больше удивляло наличие какого-то Войлека в родном селище. Со слов Милорада этот незнакомый Войлек владел Вовецом. Но как такое возможно? Ведь главный в селище Машек, да и не пользуется старикан большой властью. Он признанный авторитет среди равных, а не правитель вовсе. Что еще за Войлек там может править?
- Родился и вырос я в селище, но не слыхал никогда ни о каком Войлеке, пан. Как может он править Вовецом, когда никто его даже не знает? Или появился он недавно? А что же тогда староста наш, Машек?

- Как знать, как знать… может и встречал ты его в селище. Войлек способен принимать тот облик, какой ему вздумается. Сила его не в превращении, как у Зверей, а в сокрытии своего истинного лица и создании масок. Может он казаться хоть витязем крепким, хоть девицей хрупкой, хоть стариком дряхлым… кем угодно, лишь бы не показывать лиц свой истинный, что страшен и уродлив. А селище ваше во владение получил он очень давно, и среди каинитов считается Вовец его вотчиной. Войлек кмет, принадлежащий Крови Носферату, а еще мой союзник. Я познакомлю вас, когда это понадобится. Но если судьба сведет тебя с Войлеком раньше, будь очень осторожен. Для птенца вроде тебя он может быть опасен.
Милорад соблюдал договор, рассказывая Гангрелу о других каинитах. И рассказывал он так, чтобы новый союзник опасался других сородичей.
- А Машек… это просто Машек. Старый человек, уважаемый в селище ветеран. Он пользуется определенным влиянием и авторитетом среди местных, но не более того. Тебе не стоит его переоценивать, Зоран.

Кровь Носферату. Зоран помнил о таких. Зверь называл их Прокаженными, говорил, что они очень скрытны и коварны. Значит одно из таких чудовищ владеет родным селом Зорана, правит им из тени? Вот это новость!
- Понимаю, пан. А что не так со зверьми меченными? Почему мне нельзя их трогать?

- Посмотри сюда, Зоран, - Милорад встал из за стола и пошел в другой конец зала, к огромной карте за троном, - Это Вороново воеводство, где все мы живем. Оно огромно, но правит им один – мой прославленный предок воевода Вранек, написавший Свод Янтарного Ока и следящий за его исполнением – и все мы здесь его гости. Если видишь ты животного с Красным Челом, значит пред тобою слуга воеводы – его посланник, глаза и уши. Понимаешь теперь, почему не стоит им вредить?

- Понимаю, пан.
Зоран рыскал взглядом по огромной карте, воображая размеры владений этого Вранека. Какой силой нужно обладать, чтобы удерживать их. За два года скитаний Зоран не обошел и половины воеводства, а какой-то Цимисх правит ими. Милорад знает и его? Лично? Почему он называет воеводу своим предком? Он член семьи, или имеет в виду клан?
- Много же Вы знаете, хоть и молоды. Вам все это поведал покойный батюшка Душан?

- Не так уж я и молод, Зоран. А Душан Враневски лишь одно из моих старых имен,
- усмехнулся Милорад, - Когда живешь среди смертных долго, нужно меняться, хотя бы для вида. Рождаться, стареть… а иногда умирать, чтобы родиться вновь, но уже другим. Смертные не поймут того, кто живет слишком долго и не меняется. Это вызовет много ненужных вопросов. Проще подыграть им.


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Понедельник, 09.01.2012, 17:14 | Сообщение # 17
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Гангрел испытал шок. Сейчас он даже не пытался скрыть удивления. Старый пан, которого так долго и искренне оплакивали слуги усадьбы, которого так любил и уважал Зоран, сидит перед ним. Он не умер и даже не уезжал никуда, а просто переродился. Сменил имя и продолжал быть хозяином. Как хитро. Добрый старик Душан и его молодой “сын” Милорад, конечно, похожи характерами, манерой одеваться и привычками, но они так разительно отличаются внешне. Цимисх сможет изменить до неузнаваемости Зорана, коль сумел так сильно изменить себя. Он сам живое доказательство своих возможностей. Теперь Зоран посмотрел на "молодого" пана совсем другими глазами.

- Удивительно, пан. Вы прожили две жизни? Или больше?

- Больше, Зоран. Ты бы сильно удивился, узнав, кем я был раньше. Каждая прожитая мною жизнь оставила след в истории наших земель. Но, не будем ворошить прошлое. Может однажды, когда у меня будет настроение рассказать об этом…
Милорад показал, что не желает обсуждать свое прошлое дальше. Лучше оставаться непрочитанной книгой.
Поговорив совсем немного, Гангрел опять узнал много нового. Молодой пан оказался не таким молодым. Он зовется родственником воеводы, живет разные жизни и меняется, обманывая смертных. Скрытное безликое чудовище по имени Войлек правит родным селищем, а меченые звери Вранека рыщут в ночи. Сколько еще тайн хранит земля, где жил и родился Зоран? Почему он не знало всего этого раньше? Со временем тайн станет меньше. Зоран будет узнавать их от нового союзника постепенно, а сейчас хватит болтовни. Пора на охоту. Утолить свою жажду и добыть крови для превращения.
- Не желаете поохотится со мной, пан? Утолим нашу жажду вместе. Поспеем быстрее, и места мне покажете.

Милорад задумался. С одной стороны, хотелось ему увидеть нового союзника в деле. Но безопасно ли выходить с Зораном из дома? Зверь знает, что в усадьбе хозяина оберегают духи. Может для того и хочет он вывести Милорада отсюда? Нет, врядли. После сегодняшнего разговора Зверь должен был опасаться Цимисха. Не посмеет он сделать такую глупость. И Милораду показывать свои опасения не стоит.
- Я не прочь посмотреть тебя в деле и на охоте Зоран. Тебе будет лучше, если во время первой охоты я буду рядом. Духи земли нашей и леса увидят, что ты со мной, и не причинят тебе вреда, - благосклонно согласился пан, и громко произнес, - Дочь моя, Астрид! Не желаешь ли ты поохотится с нами?

Милорад знал, что Астрид все это время была наверху и слушала разговор. С ней на охоте он бы чувствовал себя спокойней. И таланты ее могли пригодиться в лесу – подманить и успокоить зверя покрупнее, чувствами обостренными обнаружить добычу издалека, да и просто быть рядом, чтобы союзник новый глупостей не наделал.
Зоран настороженно замер. Он не знал, что Астрид где-то рядом. Таинственная приживалка молодого пана. Она появилась в доме незадолго до встречи конюха со Зверем, и вызывала вопросы у слуг. Никто толком не знал откуда взялалась "дальняя родственница" Милорада, но теперь то Зоран понимал кто она и откуда. Она тоже Цимисх.


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!

Сообщение отредактировал BlackJack - Понедельник, 09.01.2012, 17:41
 
WandererДата: Пятница, 13.01.2012, 01:57 | Сообщение # 18
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Астрид появилась на лестнице практически сразу, спускаясь вниз. Разговор в зале она слышала от начала до конца – усиленный Прорицанием слух не подвел. Поприветствовав Зорана, дочь согласилась сопровождать отца и его нового союзника на охоте… вскоре все трое уже спускались с холма в сторону ближайшего леса.

[если aeshes пожелает, позже добавим сюда ее диалог с Зораном]


*****

Когда сразу трое детей Каина выходят на охоту, у добычи почти нет шансов на спасение. Милорад велел искать крупного зверя, чтобы всласть насытиться кровью – того требовала предстоящая работа. Настоял и на том, чтобы ведущую роль в охоте играл Зоран. Гангрелу предстояло показать себя и добыть кровь для пана, а пара Цимисхов только сопровождали его, помогая скорее обнаружить и усмирить добычу.

Охотникам достались два лося – самец и самка. Обнаруженные обостренными чувствами, успокоенные сверхъестественным шепотом они стали легкой добычей каинитов. Первым насытился Милорад, выпив столько, сколько могло вместить его тело (Запас крови Милорада =max). После он позволил Зорану и Астрид полакомиться кровью (Зоран +3 пункта крови, Астрид +2 пункта).
- Прекрасно, Зоран. Теперь возвращаемся в усадьбу, где я займусь твоим обликом, - объявил довольный Враневски, - Твои усилия будут вознаграждены. Следующий рассвет ты встретишь совсем другим.

Гангрела это обещание порадовало и одновременно напугало. Он четко знал каких изменений попросит у союзника, но не мог представить каким станет после изменений. По дороге к холму он задержался возле речушки, чтобы в последний раз взглянуть на себя нынешнего. Оставалось надеяться, что изменения его не разочаруют. До самой усадьбы он хранил гробовое молчание.

*****

Годами каинит оттачивал мастерство Лепки плоти, практикуясь на многочисленных подопытных – вольных и невольных – или создавая устрашающий облик для многочисленной шляхты Гулимира. Тогда сам владыка Женеца признал и высоко оценил скульпторский талант своего советника, и вот теперь Милорад Враневски творил неповторимый образ для своего нового стража – для Зорана. Творил с вдохновением и усердием, желая создать шедевр. Руки скульптора уверенно перемещали плоть с места на место, ровный уверенный взгляд порой даже пугал бывшего конюха. Он стоял смирно, боясь пошевелится, с изумлением наблюдая происходящие с ним перемены.
Цимисх пообещал учесть все пожелания Гангрела. На месте деревенского здоровяка постепенно появлялся атлетичный великан, чьи мышцы обрели красивые рельефные формы. Зоран заметно прибавил в росте и уже не казался таким грузным и неуклюжим, а его кожа потемнела, став древесно-коричневого цвета – теперь будет легче затеряться на сырой земле и между деревьями во время ночной охоты. Волосы на голове и борода стали заметно короче, а усы и вовсе пропали. Новый нос и обновленные черты лица выразительно подчеркнули его внушительность.
Вместе с многочисленными изменениями, внешность Зорана теряла привычную человечность, вместе с тем приобретая какую-то потустороннюю неземную красоту – теперь каинит даже красивее, чем прежде. Если он и стал устрашающим хищником, то хищником внушительным и прекрасным. Высоченный Зверь выглядел грозно и мог запугать, но отнюдь не уродством, как какой-нибудь шляхтич.

Вся работа заняла около трех часов… меньше чем за час до рассвета, Милорад удовлетворенно осмотрел “живую скульптуру”, и объявил:
- Готово! Клянусь всеми духами, каких знаю – ты одно из моих лучших творений, Зоран! Такой облик достоен стража и союзника моих владений!
Цимисх действительно был весьма доволен результатом.



Нерешительно и с опаской Гангрел посмотрел в зеркало, что протянул ему Милорад. Он волновался все эти часы, вздрагивая внутри от каждого прикосновения пана. Милорад недольно смотрел на него, когда тот нервно почесывался. И вот теперь волнение Гангрела достигло своего апогея. Быстро и нерешительно взглянув в зеркало, он замер. Увиденное поразило его настолько, что еще несколько минут он был не в силах произнести ни слова. Цимисх оказался волшебником – новый облик превзошел все ожидания. Опасения Зорана ушли и он начал любоваться новым отражением.
- Больше всего я боялся, что стану уродлив. Но это… у меня нет слов, пан! Вы настоящий кудесник! Хвала Яровиту! Сейчас я выгляжу даже лучше, чем тогда. Это и есть новый Зоран, и он обретет славу в Ночи!

Сказать, что Зверь был доволен, значит не сказать ничего. Он был счастлив! Зорану казалось, что новый облик больше соответствует его новой ночной жизни. Цимисх удивил. Цимисх не подвел, показав свое небывалое мастерство. Теперь Зорана никто не узнает, и память о пропавшем конюхе не омрачится росказнями о страшном хищнике, коим он стал. И никто из врагов не взглянет на каинита равнодушно - одним своим видом он являет нечто удивительное и грозное.

Милорад был рад реакции Зверя на преображение. С улыбкой он наблюдал восторженный взгляд союзника. Он сумел удивить и угодить Зорану в первый же день, заодно утолив свою жажду – лишь часть крови была потрачена на изменения облика. Цимисх размышлял о том, что надо бы держать Зорана поближе к себе в ближайшие дни – Болеслав должен прибыть со дня на день.
- Рад, что тебе понравился твой новый облик, друг мой. Он действительно весьма удачен. Но и это не предел моих возможностей. Можно сделать его еще лучше, со временем, - пообещал пан, забирая зеркало назад, - А сейчас пора нам прощаться. Скоро рассвет. Завтра с наступлением ночи я жду тебя у ворот. Я поведаю тебе о Своде Янтарного Ока и традициях, которые ты должен знать и уважать в наших землях.

"Неужели еще лучше? Такое возможно? Возможно, раз Враневски говорит!" Еще раз поблагодарив за свой новый облик, Зоран с поклоном попрощался, твердо пообещав прийти завтра. Его радовало, что пан держит слово и не откладывает обещания в долгий ящик. Сегодня Зоран получил новый облик, о каком не смел даже мечтать, а завтра узнает все законы и традиции Цимисхов, без знания которых во Врановом воеводстве долго не протянуть.
- До завтра, пан. Я приду вскоре после заката и буду ждать у ворот, как и сегодня.
Прикрепления: 4141958.jpg(25Kb)


DnD World - игра продолжается
 
BlackJackДата: Пятница, 13.01.2012, 17:39 | Сообщение # 19
странник
Группа: игрок
Сообщений: 54
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Покинув дом, преобразившийся Гангрел начал спускаться к реке. Близился рассвет, но еще было время посмотреть на свое новое отражение в воде. А покуда спускался он вниз с холма, вспомнил еще раз обе прошедшие ночи. Вспомнил мысли свои и надежды, с которыми шел в усадьбу, как встретил его пан, и что предложил. Вспомнил что думал и чувствовал, что решил и что стало.

Еще вчера у Зорана было время обдумать слова Милорада и нынешние реалии. А реалии таковы, что он один. Совсем один в землях, где правят властные Цимисхи. Он не знает их порядков и традиций, не знает где и при каких обстоятельствах может встретиться со своими сородичами, зато уверен почти наверняка, что встречи не кончатся ничем хорошим. Старый Зверь говорил, что все Изверги ревностно охраняют границы своих владений и настороженно относятся к чужакам. Что они стремятся уничтожать все, что не могут контролировать. Какое будущее может ждать вольного Гангрела здесь? Опасная борьба за выживание, которую врядли назовешь равной борьбой. Они старше и мудрее Зорана, а многие еще и сильнее физически. Они питаю страшную мощь от духов и демонов этого края, от Купалы, обладают страшными силами и дарами.
В таких условиях Зоран был рад сложившимся обстоятельствам. Интересующая его земля была владением бывшего хозяина, который по счастью оказался одним из Цимисхов. Долгие годы Зоран служил ему, не ведая страшной натуры своего господина. И все эти годы Враневски не причинил ему никакого вреда. Наоборот - Зоран вспоминал годы служения в усадьбе с теплотой и любовью. Выходит не так уж страшен пан, хоть и Цимисх. И ужиться с ним можно.
Милорад Враневски твердо держится за свою землю, и не намерен делиться ею с другими – это Зоран понимал и даже одобрял. Он и не претендовал на власть. Чтобы просто жить здесь, власть не нужна. И Милорад согласен продать Зорану это право. Да да! Именно продать. Хитрый Цимисх подменил слова, но их суть сохранилась. Он хотел сделать Гангрела своим слугой, и предлагал именно службу. Зоран понял это после своих размышлений. Понял и принял спокойно. Ведь пан прав, говоря что нуждается Зоран, а не он. Пан может жить дальше, как жил, даже если Зоран откажется и уйдет. Для него это не станет потерей. А вот у Зорана выбор небогатый. Он должен выбирать из нескольких зол меньшее. А предложение Цимисха не выглядит таким уж злом.
Территория. Совать нос во все углы усадьбы Гангрелу не интересно. Его интерес в другом, и ограничение Цимисха совсем не огорчает. Еще пан хочет указывать Зорану где охотиться? Пусть указывает. Пан лучше знает эти места, знает, где опасно, а где нет. Знает, чьи владения уже заняты другими сородичами. А Зоран не знает. Даже если Гангрел отыщет себе место для охоты сам, нужно всего лишь посоветоваться с паном. Это не сложно и даже полезно. Гангрел принял это условие, изображая смирение. Порадовал самолюбие Милорада.
Стража. Пан хочет получить цепного пса, чтобы защищать свои владения от врагов. Смешно. А ему в голову приходило, что Зоран сам не потерпит чужаков на родной территории? Здесь их интересы совпадают. А если так, не все ли равно кто командует, а кто подчиняется? Ведь оба будут делать одно дело. Цимисх умнее и опытнее. Пусть командует. Если же Зоран почует неладное, он просто сделает по своему. Второе условие принимается. Пусть Милорад думает, что обзавелся цепным псом. Отчасти так и есть, но только отчасти. Зоран заинтересован в том, чтобы именно этот Цимисх был у власти на яровитовом холме. Других “хозяев” Гангрел не знает так хорошо, чтобы доверять, как бывшему хозяину.
Клятва. Над этим Гангрел думал дольше, чем над всем остальным. Милорад даст Гангрелу много полезного. А за полезное нужно платить. Самое неприятное из трех условий, но не может быть приятным абсолютно все. Что может дать Клятва крови? Слепое подчинение? Нет. Привязанность? Возможно. Привязанность для Зверя не так страшна. С привязанностью можно справиться. С неохотой, но Зоран принял и это условие. Это жертва, но жертва малая и необходимая.
Путь Зверя, на который встал Зоран, ставил первейшей целью выживание. Выжить в землях Цимисхов с помощью пана Гангрелу было проще. Получить с его помощью все знания и сведения, необходимые для выживания, еще проще. Милорад уже выполняет, что обещал. Сегодня был заключен удачный союз. Он славно послужит Зорану. Клятва будет исполнена.

С этими мыслями погрузился он в родную землю, опередив рассвет всего на несколько минут. Хорошо ему здесь, и любой, кто попытается лишить Зверя всего этого, сильно пожалеет!
Прикрепления: 8189059.jpg(42Kb)


Диплом - он как девушка: сначала высосет всю кровь, нервы, силы и бабки, а потом ты его еще и защищаешь!!!

Сообщение отредактировал BlackJack - Пятница, 13.01.2012, 17:51
 
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Сладкий вкус дома (Пролог Зорана)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz