DnD World
Вторник, 26.09.2017, 06:37
Приветствую Вас чужеземец | RSS
Главная | Вольный волк - Форум DnD World | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Вольный волк (Пролог Болеслава)
Вольный волк
DerbiusДата: Вторник, 13.12.2011, 01:00 | Сообщение # 1
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Воющий лес, грод Женец, столица повяты Гулимира.

9 день лепиня (июля) 892 года, вскоре полночь.
Убывающая луна.
Температура +13 °C; ветер северный, 3 м\с.




Гулимир сидел в Красном дворе, облокотившись всей своей массой на крепкий дубовый стол. Женец спал - но подобные Гулимиру лишь недавно проснулись. Кметы и паны, женщины и мужи, дети и старики - они были так похоже на общество смертных. Их обуревали жажда власти, богатства и боя. И, конечно же, Голод.
- Крутой же у тебя норов, Болеслав, - пробормотал в бороду жупан женецкий, - И как же подать тебе, задница ты с ушами, эту весть?
Он ждал Болеслава. Несмотря на то, что его ратник еще не опаздывал, он уже его ждал. Ждал с того момента, как проснулся, не желая принимать просителей, пока не поговорит со своим лучшим дружинником. Но время пришло - и было негоже откладывать его.
- Зря ты столько тянул, старый хрен, зря, - продолжал негромко ворчать себе в бороду Гулимир, славившийся своей мудростью и аккуратность.
Да он прекрасно понимал, сколь гадкую весть принесет Болеславу; и самому ему было мерзко от того, что никуда не деться.
Гулимир ждал. Ждал Болеслава и, пожалуй, самого неприятного разговора за последние лет семьдесят.

Гулимир, жупан женецкий.
Прикрепления: 1180680.jpg(121Kb)
 
АлексДата: Вторник, 27.12.2011, 16:27 | Сообщение # 2
странник
Группа: игрок
Сообщений: 68
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Болеслав, совсем недавно пробудившись, сидел на подворье гулимировой дружины, погрузившись в размышления, почесывая в то же время загривки двум своим огромным волкам, лежавшим у его ног. В Женеце он был лишь неделю, вернувшись с очередного похода за данью, но странные то были дни, неспокойные. Пару ночей назад, когда Изверг еще не пробудился от своего сна, на Гулимира было совершено предательское нападение. Об этом сейчас и думал кмет. «Кто же посмел напасть на батю в самом сердце вотчины его? Откуда ведомо стало нападавшим о том, что пан не выносит серебра? Странное то дело, не простое. Какая же сила стоит за этим, и кто дергал ниточки тех несчастных глупцов? Да и что за дитя Малкава прибыло сразу после сего? Вестник горя и несчастий, видящий тех, кто ушел. Не к добру всё это».

Но мысли тирана прервали посланные за ним от Гулимира. Поднявшись с места, он направился в Красный двор, повелев зверям оставаться на месте. «Видать вновь пора сбирать дружину, коль зовет он», - промелькнула мысль в разуме Болеслава. Пройдя на Красный двор, Изверг поклонился жупану, коснувшись правой рукой носка ботинка.

- Зачем желал ты видеть меня, отче? – спросил он после, подойдя поближе.

- И тебе доброй ночи, отрок, - басовито прогудел Гулимир в бороду и подвинул по столу чашу с кровью кабана, предлагая угоститься Болеславу.

Приняв, с полупоклоном чашу, Болеслав поднял её во здравие Гулимира, и одним залпом осушил до дна, словно рог с хмельной брагой, что выпивал он некогда за раз на пирах своей смертной жизни. После чего поставил сосуд на место и принялся ожидать следующих речей жупана.

- Садись, отрок, - Гулимир был, как всегда, властен и уверен в себе.

Болеслав всё так же молча присел рядом с паном и поднял взгляд на него, как бы говорящей: "Ну чего же ты тянешь, батюшка?!" Хоть, по своему обыкновению, Гулимир был властен и уверен в себе, но, поведение его показалось Кровавому необычным. Ведь отдать приказ о сборе дружины можно было бы и сразу, даже не предлагая присесть.

- Ты славно мне послужил, мальчик мой. Болеслав Верный - хорошее прозвище, сильное. Скажи, соскучился ли ты по дому? По Гладной низине?

- Благодарю, отче. Правду скажу тебе - истомилась душа моя по земле родной. Жаждет сердце моё вновь увидеть леса да долы родительской земли.

- Вот тебе новость, и не самая приятная. В руках себя держи - иначе не верным будешь, а Болеславом Псом, и на цепи просидишь до поцелуя Ярилы, - грозно пообещал Гулимир.

Брови Болеслава удивленно взметнулись вверх. Как могло быть связанно его желание попасть в родную землю и не самая приятная весть, да за которую пан пригрозил еще и ликом Ярилы?! Неужто пруссы вновь вторглись в его земли?! Но тогда к чему Гулимиру натягивать возжи? Ведь стоит лишь собрать малую дружину и Болеслав без труда прогонит этих псов обратно за Вислу. Разговор, однако, всё больше и больше напрягал кмета. Не мог он понять, чего-же хочет от него Господин.

- Что повелишь, отче, то и сделаю, - промолвил Болеслав, надеясь убедить сим перейти жупана уже к делу, ведь кому, как не Отцу, знать силу слова Тирана?

- Про Вороний Холм слыхал?

- Да, вотчина брата моего, дитя твоего, Милорада, из рода Враневски, - тон Болеслав отдавал какой-то настороженностью. Что-то жупан всё темнил да темнил.

- Что ж. Вороний Холм и бывшее капище Яровита - одно место, - проговорил Гулимир и откинулся на кресле, наблюдая за дитя пристальным взглядом.

Тянул, тянул да потягивал всё жупан, а потом так оттянул, что мало не показалось. Будь Изверги сейчас на поединке, то можно было бы сказать, что Гулимир одним ударом поверг в прах своё дитя. Как добрый ратоборец, он всё выжидал да выжидал. И, когда заставил Болеслава напрячься, поразил его нежданно-негаданно, с той стороны, откуда не должно было быть удара, словно обухом топора боевого размозжив черепушку. Брови кмета взметнулись до небес, а пальцы стальной хваткой сжали края скамьи. Затем лик Кровавого стал хмур и он настороженно спросил, хотя можно было бы заметить, что в голосе его начинает клокотать гнев:

- Не хочешь ли сказать ты, что брат мой осквернил... древнее священное место и вырубил яровитову рощу, ради своего подворья?

Конечно, на языке у кмета вертелось "осквернил мою землю", но Болеслав прекрасно помнил то, что открылось ему после Объятий... что открылось с болью и кровью... а именно то, что в этом мире у этой земли иные хозяева. И вся его земля - земля его Господин, Отца и Жупана, а земля Гулимирова - земля воеводина. И если Гулимир посчитал, что болеславову землю стоило отдать другому, то так тому и быть, хотя от подобной мысли в сердце Изверга и начала уже селиться затаённая обида на Гулимира и Милорада.

- Не он, нет. Пруссы пожгли да повырубили все. Там осталось два старых дерева, но они так и не тронуты. Милорад на этом холме родился, когда жрецы еще там жили: впрочем, сам он тебе историю расскажет. Сын он яровитовой жрицы. Так что земля эта для него также родна и свята, как для тебя; и для дитя его она свята. Все вы одной сырой почвой связаны.

Хмурость сменилась озадаченностью на лике Болеслава, а пальцы его отпустили скамью, прежде чем превратить её в щепы. "Так значит священная земля вновь во владениях слуг Яровита. Да будут они тогда благословенны. Но, выходит, моя земля - в то же время земля брата моего, слуги яровитова, и дщери его, ведуньи богов варяжских. Как же быть тогда? Да и почему вдруг отец речь повел о земле сей? Неужто отпустить меня решил?" - закипающая ярость сменилась удивлением, растерянностью и надеждой, но в то же время Изверг оказался в тупике. Помедлив несколько секунд, он ответил:

- Правда твоя, отче. На цепь для поцелую Ярилова пусть посадят меня, коли безумие иль зло причиню я хозяевам священного места, родичам моим по крови, детям твоим. Но почему ты повел речь о земле сей?

- Ибо ты, Болеслав Верный, заслужил ратными подвигами и доблестью много; славную службу ты мне служил, и я за это люблю тебя, отрок. Сражался с Краснородовой шляхтой; низвергал бунтовщиков, не забрал себе ни пуда дани; обуздал Зверя и буный нрав свой; отринул заблуждения Человечности и принял суть Владыки Земли. Разве вправе любящий отче держать сына своего вечность подле себя?

Еще большее удивление чуть было не окрасило лик Болеслава от слов неожиданных, но взял он в руки себя да скрыл помыслы свои за мнимым хладнокровием. Наконец-то жупан отпускает его в землю родную, наконец-то он сможет собрать вотчину собственную. Хотя, Гулимир быть может, хотел сказать нечто другое, но понял Болеслав речи его именно так. Встал он с места своего и вновь поклонился отцу своему и Господину до земли, коснувшись пальцами своих сапог.

- Благодарю тебя, отче, за доброе слова, но всем этим обязан я лишь тебе.

Гулимир начал торжественно, по традиции древнего Обряда Освобождения - священной мечты любого дитя:

- Хочешь ли ты свободы, Болеслав Верный? Оторваться от сира и стать хозяином себе и своей судьбе?

Подобного вопроса наверно ждет любой достойный неонат, но любого страшит и то, что Клятва не позволит верно ответить на него. Клятва... она была сильна, необычайно сильна, но неспроста Болеслав был прозван Верным, ибо вернее всего он был своей земле, и земля сия, нуждалась в нем, а посему наделила она кмета Силой возжелать неимоверно оторвать себя от Господина. И, преодолевая могущество Клятвы, с огромным напряжением в голосе, Кровавый произнес:

- Да... Владыка... желаю.

Гулимир, наполнившись торжественностью момента, поднялся с трона и, пройдясь по низкому дубовому столу, оказался перед Болеславом:

- На колено, отрок.

Откинув за спину плащ, укрывавший до этого левое плечо и руку, Болеслав положил ладонь освободившейся руки на золоченое яблоко своего меча и преклонил колено пред жупаном, одновременно склоняя и главу.

По щелчку Гулимира из дверей появились многие: его дети, кметы. Слуги наполнили залу, приготовив витэ в резных деревянных и костяных чашах. Многие из каинитов были знакомы Боелславу - со многими они вместе поднимали мечи на Краснородову шляхту. Все они замерли в ожидании и благоговении перед разворачивающимся действом:

-Тогда иди, и пусть Сырая Мать Земля укажет дорогу новому дракону, - торжественно произнес жупан древнее благословение, мечту каждого Цимисха.

А сородичи салютовали мечами и копьями, выкрикивая титулы Болеслава: Верный, Кровавый, Чёрный Волк, Украсивший Ведовку, Живодер Горелого леса, Пепел Новки. Но каждая, - каждый! - из них говорил: кмет.

Коль было бы в сердце новоиспеченного Дракона место для восторга, трепета и любви, средь моря ненависти, жестокости и гордости, то величие подобного момента заставило бы кровавую слезу стечь по щеке кмета. Но не было их в его холодном, властном, кровожадном сердце, а посему фигура его, даже на колене, лишь наполнилась величием, заставляя тело его казаться еще выше, горделивее, мощнее и сильнее, в то же время, придавая событию еще большую величественность.

- Встань, отрок мой, Болеслав, чадо Гулимира крови Цимисха, - произнес Изверг, разводя руки в стороны. Стоило ему открыть рот, как все присутствующие умолкли в секунду, и общий зал Красного дома захлебнулся тишиной.

Болеслав поднялся с колен, голова его была поднята и вся его фигура представляла собой воплощение величия и власти. Глаза его, устремленные вверх, на Гулимира, светились яростным и гордым огнем владыки своей земли.

- Теперь предо мной не птенец Боелслав. Предо мной - кмет Болеслав Верный, Чарный Вильк, Кровавый, Украсивший Ведовку, Живодер Горелого леса и Пепел Новки. Кмет с Яровитова холма. В эту ночь ты свободен, в эту ночь под оком Воронов ты заслужил право называться Драконом. Вся ночь - твоя вотчина; гордость и верность - твоё пламя; кровь Древнейшего - твои крылья; имя Изверга - твоя слава.

- Благодарю тебя, отче, - с поклоном ответил Болеслав. - Да не позволю я в сердце твоём поселиться разочарованию в сегодняшней ночи, и да не посрамлю я крови твоей, крови Древнейшего, что течет в моих жилах.

Гулимир кивнул новорожденному Дракону, после чего велел Радомиру готовить пир. Пока то да сё, отозвал он за собой отрока в личные покои.
Молча направился Болеслав за отцом своим, ожидая указаний его, и повелений о кметстве новом.

Оказавшись в личных покоях жупана, украшенных шкурами медведей, кабанов, волков и главным трофеем, - шкурой люпина над изголовьем массивной кровати, - Цимисх присел на лавку и похлопал по ней рукой, приглашая и отрока присесть.
Всё так же молча, в ожидании, вновь запахнув плащом левую руку, Болеслав сел рядом с жупаном. В первую очередь он ждал, что же Гулимир скажет о том, в каких отношениях ему предстоит быть с Милорадом, ибо до сих пор дух кмета смущало то, что его земля в то же время и земля брата его.

- Не простая ситуация сложилась на юге. Чадо Милорада, Астрид... - Гулимир замолчал на секунду, хмурясь, будто бы подбирая слова, что было редкостью для жупана, - Гадательница и пророчица. Так вот, есть весть от Милорада, что было ей видение: гроза с запада грядет, и принесет пепел и войну. И, будто бы, уверен он, что видение это ниспослано самим воеводой, - хмыкнул недоверчиво каинит.

- Не могу усомниться я в истинности видений её, - Болеслав недоверчиво покосился в сторону жупана, - но война всегда шла с юга, от полян, с севера, от варягов, да с востока... от пруссов, - последняя фраза заставила воспылать глаза Болеслава кровавым гневом. - Почему же наши братья, другие племена поморские, что на западе живут до земель лютичей и бодричей, вдруг пойдут на нас войною?

Цимисх поджал губы:
- Доходил слух до меня, что в Злешском воеводстве власть клана слабеет; идут на них Патриции войной. Если видения не лгут, то именно они, кровь Королей, и будут нам угрозой, а не смертное стадо. Это будет настоящая война.

Хмур стал лик Болеславов, ибо если верны видения варяжки, то не доброе время приближается, ох какое недоброе.

- Что понадобилось Патрициям в наших землях и откуда смелость взялась у них, пойти к нам войною?

- Думаю, отправлю-ка к ним посла - пусть спросит, а за одно и поинтересуется, сколько у них воинов и как нападать они станут, - язвительно ответил жупан.

Помедлив пару мгновений, Болеслав промолвил, ничего не ответив на иронию жупана:

- Коль великая война надвигается с запада, то негоже продолжать междоусобные распри в своей земле. А коль ослабнем мы, то прусские Изверги могут попытаться перейти реку и придется нам биться на обе стороны. Тогда сильна должна быть земля наша по Висле, да и с соседями восточными мир нужен... на время, - вновь глаза кмета осветились яростью, хотя та почти сразу сменилась легким опасением, и через несколько секунд добавил Болеслав осторожно, - ... и с Краснородом.

Гулимир довольно кивнул:
- Вижу, обуздал твой норов буйный. Верно говоришь. А ведь в нашей земле и так не спокойно. Христиане эти, на коих неведомо как реагировать; Шантовичи с Враневски бодаются; Кхави видали, по слухам. Мало нам бед, кроме Вентру. Но прав ты, прав. И потому нам нужна сильная земля. И жупан сильный в Голодной низине, - будто бы размышляя вслух, договорил Гулимир.

Коль дышал бы Болеслав, то облегченно бы выдохнул, услышав речи жупана, ибо полагал, что ярость батькина обрушиться на него от одной мысли, что мир с Краснородом нужен. Но последняя фраза вызвала у кмета еще большее, чем давеча, удивление. От чего же Гулимир заговорил с ним о жупане для Голодной Низины? Неужто его прочит в жупанство? Но сейчас то не важно, придет время, и земанство будет, и жупанство, а может и чего более, сейчас же важна лишь сила земли родной, дабы покарать жестоко Патрициев, чтобы более и мысли у них не было, соваться к Извергам.

- Так что же повелишь делать? Да и как быть с Милорадом, коль вотчина его там же, где кметство дано мне тобой?

- Как с тем, кто встанет рядом в час войны. Ты не дурак и дураком не был, потому и подарил тебе Объятья. Сам разберешься. А для начала - возведи селище вместо сгоревших Ивок; и стадо, и слуги будут тебе. Задружись с кметами низины. И еще: отправлю я с тобой гостя нашего крови Малкава по имени Янош. Может, он найдет способ угомонить голод низины, усмирить довлеющее над ней проклятье?

Согласно кивал Болеслав, слушая речи жупана, а после спросил:
- Откуда же прибыл сей муж? Ведомо мне, будто говорит он с теми, кто ушел, к добру ли это?

- Мы из тех, для кого нет запретов, кроме тех, что установлены нашей кровью. Так как может быть не к добру упокоение духов, чтобы лишь наша власть питала землю? А сам он, Янош, из Злешского воеводства бежал - так что смотри за ним. Никак - разведчик Вентру?

- Всюду с ним будут очи мои, - хищно улыбнулся Кровавый. Кажется, всё, что нужно было сказать, уже сказано. Дело оставалось за малым.
- Когда велишь отправляться? - спросил Изверг, собираясь подняться, словно уже отправляясь на родину.

- Ты теперь вольный дракон, тебе решать, когда взлетать, - усмехнулся Гулимир. А после замолк - с тяжелыми мыслями, отразившимися на челе жупана:
- Вот что, Болеслав. Есть к тебе дело особое. Я да Краснород - братья, и раньше дружны были. Знаешь ведь, от чего у нас вражда? Он говорит, будто с моей земли к нему грабить приходят, и он лишь в ответ забирает. Я ж такого не допускал. Погляди-ка по Ведовке - никак третий кто ссору меж нами затеял. Краснород норовист и крут характером, но не лжец и никогда им не был.

- Погляжу отче, и накажу по заслугам. Иль отдать его Краснороду для воздаяния? Отправлюсь же сразу после пира, пока же велю изготовить всё к отбытию.

- По делам глянем - может, и нет никого.
Кивнул Гулимир.
- Ну что ж, к пиру все готово, негоже заставлять ждать. Встав, жупан величественной походкой проследовал в зал.

Направившись следом за Гулимиром, вновь оказавшись в главном зале, Болеслав внимательно окинул присутствующих взором, пытаясь отыскать Имену иль Родека Враневски, верных слуг гулимировых.


And now that we're dead
We've learned how to live


Сообщение отредактировал Алекс - Среда, 28.12.2011, 16:40
 
DerbiusДата: Среда, 28.12.2011, 15:14 | Сообщение # 3
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
За короткий разговор с Гулимиром общинный зал Красного дома уже преобразился. Тут и там на полу были расстелены шкуры; здоровые адские гончие, купленный в селище Братовичей из Лихого лесища рыскали по залу, ожидая подарка в виде объедков со стола; суетились, заканчивая приготовления Имена, Родек и Инак Враневские, подгоняемые окриками Радомира Шантовича, то и дело исчезавшего в кухне, где готовилось угощение из смеси различных кровей. В середине зала Бишек и Нрошек, братья-братовичи, поднимали на веревках за ноги трех мужчин и женщину с залепленными Изменчивостью ртами - угощение для пира из преступников и лиходеев Женеца. Силаз последний раз проверял входы и выходы, проверял путы на Кровавых Куклах и то и дело отсылал сына, Мойке Враневски, с сообщениями страже Красного дома.

Тут же уже были и гости Гулимировы: вот Зарек Братович крови Гангрелов, "лесничий" жупана. Он активно спорил с Митром, сыном Гулимира - видимо, как обычно, об охоте. Чуть в углу, разглядывая Кровавых Кукол, стоял задумчивый Мойку, самое молодое из чад жупана, лишь начавшее постигать азы Изменчивости. Вот Зиверт и Нейка, дети ныне погибшего отрока Гулимира Ховека, смеялись шуткам Родеца из клана Равносов; чуть в стороне косился на него гневно Вилош, дитя сын потомка Гулимира, несмотря на отдаленность от Каина - уважаемый и сильный каинит; чуть поодаль стоял, как всегда, занятый делами, кмет Горуш, наблюдающий над ремесленниками.
 
АлексДата: Среда, 28.12.2011, 22:21 | Сообщение # 4
странник
Группа: игрок
Сообщений: 68
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Болеслав держался около жупана, по правую руку и чуть позади, на пол корпуса. Он был невероятно доволен тем, что может наконец-то отправиться в родную землю, но здесь оставалось еще дело, которым кмет был бы рад заняться, коль подвернулась бы ему возможность завершить его этой же ночью. Изверг был почти уверен, что покушение, совершенное на Гулимира третьего дня, было организованно кем-то из своих, возможно даже кем-то из ближних людей, да и почему-то думал он, что тот, кому не удалось совершить подлость несколько ночей назад, попытается совершить её сейчас, при стечении такого количества народа. Поэтому Кровавый стал воплощением бдительности и не отступал от отца ни на шаг. В то же время он весь обратился в слух, обострив его до невообразимых, сверхъестественных пределов, пытаясь выслушать в общем гуле голосов, наполнявших залу, какие-нибудь фразы, которые были бы связанны с покушением или серебряными клинками.
______________________
Прорицание. Обостренный Слух + Достоинство "Обостренное чувство - слух".


And now that we're dead
We've learned how to live


Сообщение отредактировал Алекс - Среда, 28.12.2011, 22:22
 
vampireДата: Среда, 28.12.2011, 23:41 | Сообщение # 5
технический помощник админа
Группа: админ
Сообщений: 106
Награды: 2
Репутация: 1
Статус: Offline
Когда гуль зашел в пристройку, Янош был надежно сокрыт тенями. Сложно было сладить с этой привычкой, даже находясь наедине. Глядя на растерянное лицо Инека, малкавианин неожиданно явился сидящим на скамье и вопросительно взглянул на посланника. Сейчас каинит привычно включил поведение ребенка.
- Меня приглашают на пир? Как здорово! А кто там будет? Ммм… как интересно. Хорошо. Я приду. Конечно же, приду!
Где пир, там и угощение. А от угощения Янош отказываться не привык. Да и возможность поглазеть на местных каинитов его заинтересовала. Хорошо бы еще местные каиниты не особо глазели на него. Маской тысячи лиц Янош подправил свой наряд, сделав его более нарядным, а волосы более ухоженными. И направился в зал, где с любопытством поглядывал на гостей и приветливо им улыбался.
Янош ходил и слушал. Где разговоры казались ему слишком тихими, но интересными, он обострял свой слух Прорицанием. Особенно Яноша интересовали местные каиниты, и их он старался запомнить как можно лучше. Все в этих землях было в диковинку, но одно оставалось бесспорным - именно вампиры были правителями земли, а значит их следует знать в лицо.
При появлении Гулимира, Янош подошел поздороваться.


Банальность Ваша огорчает фей, и награждает парадоксом магов )
 
DerbiusДата: Четверг, 29.12.2011, 13:57 | Сообщение # 6
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Каиниты судачили о нападении, насмехаясь над глупостью врагов. Меньшее количество были действительно озабочены, видя за неудавшейся попыткой лишь начало. Зал утопал в слухах о нападении - но только слухах. Ничего конкретного. Никто не знал подробности? Впрочем, даже если в зале находились организаторы, то вряд ли бы они распустили языки.

- А, здравствуй, Янош, - поприветствовал Гулимир мальца, - Новый наряд? Познакомься, это моё дитя, Болеслав Верный. А это - Янош Незримый крови Малкава. С ним-то вы и отправитесь в Голодную Низину.
 
vampireДата: Четверг, 29.12.2011, 14:43 | Сообщение # 7
технический помощник админа
Группа: админ
Сообщений: 106
Награды: 2
Репутация: 1
Статус: Offline
Янош по-детски улыбнулся, когда Гулимир оценил его наряд. Он не знал местной моды, и сделал себе одежду в точности как у карлика. Поменял только цвет – с красного на темно-синий. Не хотелось ему быть похожим на маленького беспризорника, и нарядный образ знатного ребенка был к месту.
- Своим внешним видом гость показывает отношение хозяину, устроившему пир. Если хозяин постарался, то должен постараться и гость.
Глянув снизу вверх на здоровенного Болеслава, Янош приветливо улыбнулся. Он снова напустил на себя вид ребенка, увидившего большого дядю.
- Так вот ты какой, Болеслав. Рад знакомству! И прими мои поздравления. Ведь пир этот, как я понял, в твою честь?
Ох, и здоровенный же он. Такой, пожалуй, сможет защитить. Если еще и характер сносный, то совсем хорошо.


Банальность Ваша огорчает фей, и награждает парадоксом магов )
 
АлексДата: Понедельник, 02.01.2012, 10:42 | Сообщение # 8
странник
Группа: игрок
Сообщений: 68
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Похоже, даже если в зале и был тот, кто имел какое-то отношение к нападению на Гулимира, он тщательно это скрывал, хотя об ином поведении и помыслить нельзя было бы. Наверняка все пешки, кто так или иначе принимал участие в этом деле, мертвы уже несколько ночей, а организатор достаточно хитер, чтобы скрывать свои злые помыслы за учтивой улыбкой и "праведным" возмущением о неудавшейся попытки. Болеслав начал приходить к выводу, что целью злоумышленников была вовсе не окончательная смерть Гулимира, ведь любой должен был прекрасно понимать, что его невозможно так просто умертвить в своей обители, если только за этим не стоит воля Вранека или самого Древнейшего. Выходит, цель его была иная. Но чего же хотел зачинщик? К чему ему удалось... или не удалось подтолкнуть жупана? Подобные мысли вертелись в голове Болеслава, когда отец представил его тому самому Малкавиану из земель Патрициев. С высоты своего богатырского роста Изверг окинул Яноша своим властным взглядом и величественно кивнул тому.
- Благодарю,- ответил ребенку Кровавый и вперил свой тяжелый взор в лицо безумца. - Приветствую тебя на нашей земле, Янош, крови Малкава, и желаю тебе быть добрым гостем в вотчине отца моего...
После чего Цимисх перевел взгляд с лица Яноша на Кровавых Кукол, подвешенных посреди зала, и добавил бесстрастно:
- И не уподобляться лиходеям, не чтущим ни наших традиций, ни заветов отцов своих.
Замолчав, Болеслав вновь "обрушил" свой взгляд на лицо Малкавиана, внимательно наблюдая за его реакцией.


And now that we're dead
We've learned how to live


Сообщение отредактировал Алекс - Вторник, 03.01.2012, 09:30
 
DerbiusДата: Вторник, 03.01.2012, 21:43 | Сообщение # 9
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Гулимир слушал в пол уха да кивал, то и дело окидывая пристальным взглядом хоромы. Впрочем, как знал Болеслав, "слушать в пол уха" - не про жупана; а вот сделать вид, что не внимателен, Изверг вполне мог. Он и вовсе стал незаметен - с его-то фигурой! -, хотя и стоял в метре от Яноша и Болеслава. Слыхал Верный, что раньше жупан был скрытен да тих, и, говорили, что и вовсе служил при Роланде Чёрном разведчиком и шпионом. Так что подобное поведение вполне могло быть отголоском старых привычек.
 
vampireДата: Среда, 04.01.2012, 03:11 | Сообщение # 10
технический помощник админа
Группа: админ
Сообщений: 106
Награды: 2
Репутация: 1
Статус: Offline
Экая грозная дылда. Смотрит так, будто хочет взглядом тяжелым к полу прибить. Даже знакомство начинает с угроз и намеков. Отец-то его похитрее будет. Подыграть чтоли, изобразив испуг, или нет? Не буду, пожалуй. А то чего доброго понравится Болеславу малыша пугать, а путь нам предстоит неблизкий. Так и подыгрывать наскучит, а он огорчится.
- Даже жупан Грыжик из Пертефа не жаловался на гостя-Яноша. Да и с отцом твоим мы вроде поладили
С детской непосредственностью заверил Янош. На тяжелый взгляд Болеслава он ответил небывалой легкостью и открытостью, какая бывает только у детей. Будто не заметил он угроз и намеков. Затем перевел следом за Болеславом взгляд на Кровавых Кукол, и восторженно замер.
- Как это… разумно! Делать из лиходеев угощение для гостей. Теперь то я точно не стану им уподобляться! Неа! Кому охота висеть эдак за залепленным ртом? Может тебе?
Янош обратился к кому-то невидимому за плечом, и прислушался, кивая. Может на пиру у Гулимира есть те, кто не виден обычному взору? Пока ответа не последовало, малкавианин решил удивить Болеслава, делая вид, что беседует с кем-то еще. Обычно окружающих это смущало. Сейчас этот высоченный Изверг возвышается над Малкавианином, и видит перед собой только ребенка. Даже позволяет себе угрозы. Так что удивить и добавить себе таинственности в его глазах будет даже интересно. Наличие невидимых собеседников может удивить многих. Казалось Янош ненадолго переключил внимание на невидимку, покачивая головой и цокая языком. Потом одобрительно кивнул, словно соглашаясь.
- Вот и мне не охота!
Янош вновь взглянул на Болеслава, словно извинясь, что ненадолго отвлекся.... и с детской непосредственностью принялся изучать здоровенных собак. Что поделать - внимание ребенка всегда такое рассеянное.
- А ты только посмотри какие тут собаки. Нигде таких не видал!
Малкавианин перевел пытливый взгляд с невидимого собеседника обратно на Болеслава и Гулимира, и с широченной улыбкой спросил
- А вы их тут специально разводите? Ведь они отличаются от обычных собак! Чем?


Банальность Ваша огорчает фей, и награждает парадоксом магов )
 
АлексДата: Суббота, 07.01.2012, 17:11 | Сообщение # 11
странник
Группа: игрок
Сообщений: 68
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Как бы не пытался Янош изображать из себя ребенка, но от чуткого взора Изверга не ускользнуло бремя лет, что отражалось в глазах безумца, что вновь заставило Болеслава задумать о том, а не шпионом ли был прислан этот "гость" из земель Патрициев? Да и упоминание Грыжика Пертефского не произвело должного эффекта, ведь в каждой повяте, в каждой тирсе свои законы, и каждый кмет сам решает, насколько гость добр. Но, с другой стороны, Янош не выказал ни капли страха после слов Изверга, что заставляло думать, будто и бояться ему нечего. Но время покажет и расставить всех по своим местам, поэтому Кровавый спокойно, с дружелюбным кивком, ответил:
- Коль так, то добрый гость всегда найдет кров и защиту в наших землях.
Но речи Яноша, обращенные к тому, кого Болеслав не мог ни видеть, ни слышать, заставили Цимисха насторожиться. "С кем это говорит он? - подумал тот. - Неужто здесь есть духи тех, кто уже покинул эту жизнь? Недобрый то знак, ох недобрый, видать и впрямь близиться время лихолетья и великих бед". И, ни как не отреагировав на вопрос Малкавиана, Кровавый продолжил молча стоять подле Гулимира, внимательно осматривая залу и приветственно кивая каждому сородичу, с кем встречался взглядами.


And now that we're dead
We've learned how to live
 
vampireДата: Воскресенье, 08.01.2012, 01:24 | Сообщение # 12
технический помощник админа
Группа: админ
Сообщений: 106
Награды: 2
Репутация: 1
Статус: Offline
- Да. В ваших землях… кров и защиту… защиту и… кров!
Задумчиво повторил Янош, отвлекаясь от необычных собак. Гулимир так и не объяснил вразумительно где Малкавианин найдет себе кров в Голодной низине. Каиниту нравилось здесь, в защищенном гроде и роскошных хоромах, в окружении слуг и пышных угощений. Ехать, по большому счету, Яношу не очень то и хотелось.
Вернув внимание с собак обратно на Болеслава и Гулимира, ребенок спросил.
- Гулимир сказал ты едешь домой, в Голодную низину, и я еду с тобой. Значит, это ты дашь мне кров, пока я буду выполнять его задание?
Вопрос был обращен Болеславу, но так, чтобы и Гулимир его слышал.
- А у тебя там тоже есть дом, где можно жить? Он такой же большой и красивый? А есть там слуги, как здесь? А кровь, которой можно угоститься? И собаки такие тоже есть?
Янош не стеснялся задавать вопросы. Он продолжал излучать детскую непосредственность, задавая волнующие вопросы. По договору с Гулимиру ему обещан кров, уважение и безопасность. Их он и спрашивал.


Банальность Ваша огорчает фей, и награждает парадоксом магов )
 
АлексДата: Воскресенье, 08.01.2012, 02:16 | Сообщение # 13
странник
Группа: игрок
Сообщений: 68
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Всё, о чем спрашивал Янош, интересовало самого Болеслава. Найдет ли он там место дому своему? Сумеет ли возродить пожженные им же самим Ивки и возвести крепкий грод? Сумеет ли найти общий язык и ужиться со своим братом и его дитя? Неизвестность густым туманом покрывала его будущее, Голодную низину, да и судьбу всего Воронова воеводства. Эти тягостные думы словно тенью покрыли Кровавого, отражаясь хмуростью на лике его. Но, через несколько мгновений, решимость разогнала тучи, собравшиеся вокруг чела Цимисха. Ведь от кого, как не от него самого зависит будущее?
- Время покажет, Янош Незримый, - ответил Изверг. - Но можешь быть уверен, что пища, кров и защита доброму гостю отца моего будут по всюду в его повяте.
Болеслав сделал хорошо заметное ударение на слове "доброму", как бы вновь предостерегая Малкавиана от какого-либо злого умысла. Затем, помолчав еще пару мгновений, он как бы к слову добавил:
- Отправляемся сразу после пира.


And now that we're dead
We've learned how to live


Сообщение отредактировал Алекс - Воскресенье, 08.01.2012, 02:22
 
vampireДата: Воскресенье, 08.01.2012, 02:52 | Сообщение # 14
технический помощник админа
Группа: админ
Сообщений: 106
Награды: 2
Репутация: 1
Статус: Offline
Внешний вид и хмурость Болеслава была лучше всяких ответов. Едем мы вникуда и не будет там ни слуг, ни хором, ни грода надежного. И пропитание добыть в тех проклятых землях будет нелегко. Разве только друзья Гулимировы приютят. Насупился ребенок задумчиво, почесал затылок по-детски, и изрек рассудительно
- Это меня и смущает, Болеслав. Голодная низина не принадлежит Гулимиру. И тебе не принадлежит. Вот и думаю я откуда там взяться крову, пище и защите, которые мне обещаны? Мне кочевая жизнь не в новинку, но уж очень я от нее устал.
Янош повернулся через плечо, прислушиваясь к невидимому собеседнику, хмыкнул печально и отмахнулся от него
- Ха! Тебе хорошо говорить. Ты то в Женеце останешься.
Он повернул голову еще левее
- И вы тоже. А мне вот ногами грязь месить по бездорожью гладонизинскому. Эх....

Как и полагается детям, он быстро смахнул с себя грусть, отвлекаясь на очередную мелочь в хоромах. Но это была лишь привычная игра в беспечного ребенка. Внутри Яноша все было мрачно, он размышлял. Долгожданный Женец, от которого ожидал спокойную жизнь и покой, придется покинуть так скоро. Но в какую бы дыру его не забросила судьба, каинит не будет один. Здесь ему уже не нужно бежать и скрываться. Здесь он обретет союзников и новые, наверняка полезные, знакомства. Ценность его даров для местных Сородичей была очевидна, и впереди было много возможностей.
На предложение ехать после пира Янош равнодушно пожал плечами.
- После, так после. Мне долго собираться не надо.

Перед отъездом Малкавиан собирался уединиться ненадолго, чтобы поговорить со своей беззвучной спутницей. Вчерашний разговор с Гулимиром смутил ее и молчание затянулось. Янош собирался сделать первый шаг, не дожидаясь пока Катерина-или-Эстебана решится заговорить сама. Если она Ласмобра, а в этом Янош уже не сомневался, у нее должен быть интерес к землям воеводства. Нужно его нащупать и получить опору для дальнейших взаимоотношений.


Банальность Ваша огорчает фей, и награждает парадоксом магов )
 
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Вольный волк (Пролог Болеслава)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz