DnD World
Вторник, 26.09.2017, 06:35
Приветствую Вас чужеземец | RSS
Главная | Алые молнии - Форум DnD World | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Алые молнии (Пролог Астрид.)
Алые молнии
DerbiusДата: Понедельник, 12.12.2011, 01:03 | Сообщение # 1
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
7 день лепиня (июля) 892 года, время не опредлено.
Полнолуние.
Температура +4 °C; ветер западный, 23 м\с.




Будто бы там, на западе, сам Имир рухнул на твердь. Ветер принес запах пожарищ и на губах осел пепел. Он горчил, как может горчить лишь вкус крови родичей. И в вое безумного ветра слышались стоны и злобные выкрики. А потом пришла буря...
Алая, как кровавая слеза, молния ударила в видневшиеся вдали леса, и воспылало пламя. А потом молнии били и били, и каждая из них служила кровавым копьем разбушевавшемся турсам. Черная туча пришла с запада, принесенная ветрами хищной ярости.
А в небесах набухали алые гнойники...
Пепел кружил, формируя фигуру. Из пепла она вышла, и ворон серого цвета с горящими алым глазами воссел на искаженное дерево, пока безумный ветер силился рассеять его. Огоньки ярко-алого пламени были прикованы к одинокой душе, единственном мыслящем создании вокруг.
К Астрид.
Прикрепления: 2562548.jpg(38Kb)
 
aeshesДата: Понедельник, 12.12.2011, 18:35 | Сообщение # 2
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Пожар распространялся быстро. Вспыхнули, как лучинки, вековые деревья, кусты моментально обратились в черную пыль, заметались в поиске спасения животные и птицы. Раскаленный воздух выжигает легкие при каждом вздохе, лишая малейшего глотка воздуха. И кругом пепел, много пепла. Серые хлопья забивают глаза, лезут в нос и рот, оставляя горький привкус. И ты задыхаешься, глотая воздух вперемешку с горячим серым снегом. И спасения нет...

Жуткая и одновременно притягательная картина. И, слава всем богам, что это лишь сон, ибо буйство огненной стихии теперь страшило Астрид вдвойне.
Такие яркие видения не были редкостью для дочери Свана. После того случая в детстве они приходили, когда им вздумается, пугая девочку до холодного пота и крика, будившего родичей, - такими живыми они были. Лишь став взрослее, она научилась отличать явь от снов - по едва заметному краем глаза дрожанию мира, по тому странному ощущению в позвоночнике, когда кажется, что если быстро обернуться, то успеешь застать момент, в который из бесформенного тумана сформируется окружающий тебя мир. Но все равно каждый раз было боязно, что однажды она не отличит, где находится, и навсегда останется бродить среди ненастоящих домов и деревьев, а тело ее на лежанке остынет, закостенеет, а потом его опустят в землю... А она так и будет потерянно бродить неизвестно где и даже не поймет, что ей пора уже в чертоги Хель...

Но не в этот раз. Привычные признаки не подвели, и Астрид знала, что все, ею увиденное, - сон. Более того, он нес какой-то знак, нужно было лишь понять, какой. Хотя вряд ли это будет что-то приятное: образы огня, пепла и ворона намекали о смерти.
Налетевший ветер взметнул полу плаща, разметал волосы Астрид, которая шагнула вперед, и унесся прочь.
- Весть о чьей гибели ты мне принес? - обратилась девушка к птице, глядя ей прямо в глаза.


Сообщение отредактировал aeshes - Понедельник, 12.12.2011, 21:24
 
aeshesДата: Понедельник, 12.12.2011, 20:39 | Сообщение # 3
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Птица из пепла с горящимии глазами склонила голову на бок, и, казалось, ухмыльнулась:
- Буря на западе, и ветра гонят пепел нашей крови. Буря на западе, и ветра погонят ее сюда. Буря на западе - скоро быть пиру мечей. Буря на западе. Готова ли ты к ней? - вопреки ожиданиям, голос ворона был сильным и мелодичным, явно принадлежавшим мужчине.

- Буря на западе... - задумчиво проговорила Астрид. Что ж, Милорад уже не раз и не два намекал на то, что в той стороне не спокойно. Пытался говорить об этом с другими, но без особого успеха - уж слишком крепко каждый врос в свой кусок земли, не обращая внимания на то, что происходит за горизонтом, и лишь цапаясь с соседями.

- Кто же правит злыми ветрами? Кто оседлал бурю и несется вперед под звон мечей, подгоняя море огня и крови? И когда достигнет она наших берегов? - задала она очередной вопрос, желая получить подтверждение или опровегнуть догадки своего отца в не-жизни.

- Клинок у патрициев, их мечи и щиты готовы. Но не все на западе стало пеплом; последние капли крови упали в почву, но впитаются еще не скоро, - изрек ворон, пока буря успокаивалась, и лишь небеса набухли нарывами дождя.

"Мерзкие выкормыши Рима! Куда они лезут? Что они вообще знают об этой земле?! Она была, есть и останется нашей!" - заметались злые и раздраженные мысли, но внешне Астрид лишь слегка нахмурилась и на миг плотнее сжала губы.
- Мы будем готовиться, и когда срок придет, встретим их яростной битвой. За наши земли и нашу кровь! - твердо проговорила девушка, накидывая на голову капюшон, чтобы защититься от дождя. - Времени мало, и нельзя терять ни одной ночи. Предвестники бури, наверняка, уже рыщут в наших землях в поисках добычи. Что ж, кто предупрежден, тот вооружен. Кто вооружен, тот будет сражаться. Кто ты? Кого мне благодарить за вовремя доставленную весть?

Казалось, ворон хитро улыбнулся, как мог улыбаться умудренный старец горячей внучке:
- Знай, что Голодная низина вновь напьется крови; помогите ей быть готовой, ибо давно выпали зубы из ее старческого рта. Первая весть придет не с запада; знаком тебе будут вороны-в-красном. Смотри: их янтарные очи будут смотреть на тех, кто враг, и на тех, кто избран этой землей встать на ее защиту. Не спутай. Последним знаком тебе будет волчий вой, чье эхо будет гулять по всему воеводству. Знай, тогда земля станет сильной. Тогда ворон распахнет крылья и укутает древние болота и леса благостной тьмой. Что же дело до имен, то не важны они. Я просто ворон, старая и мудрая птица, - изрекал он, пока гнойники не лопнули в темных небесах и на землю не упали тяжелые капли крови. Но лишь одна из них замочила пепельную птицу: упала на клюв и прочертила длинную алую полосу.

- Молодые подхватят меч и щит, выпавшие у старика, и встанут на защиту края. Вороны в красном с янтарными глазами и волчий вой. Я запомню и передам твои слова дальше. Кто радеет о своей земле, тот услышит. Я слышу и давший мне кровь тоже услышит. Благодарю тебя, - и Астрид поклонилась, прижав руку к сердцу. Если бы оно еще могло биться, то сейчас колотилось бы от испуга и благоговения вдвое быстрее.

Ворон спорхнул с дерева и рванул в небеса, лавируя между тяжелых алых капель, падение каждой из которых походило на удар палицей. Он несся к небесам, и мерцающие синие ветра вырвались из почвы, будто дыхание земли. Стремительно увеличиваясь в размерах, пепельный ворон взметнулся к небесам и раскинул крылья, затмевая грозу, бессильно бьющую в него алыми молниями.
Фигура ворона затмила небеса...
...и Астрид проснулась.

Открыв глаза, она некоторое время смотрела в потолок, пытаясь осознать, где она. Через несколько мгновений она села на постели с глубоким вздохом. Этот простой человеческий жест помог ей прийти в себя после странного сна. Она видела птицу с красной отметиной и говорила с ней... "Глаза и уши воеводы," - говорил о таких животных Милорад. И вот, если это не было наваждением, навеянным злобными духами, одно из них явилось ей во сне и предупредило о буре с запада. Определенно, Милораду нужно узнать об этом.
Даже не став звать присужников, Астрид оделась, накинула красный плащ с меховой опушкой и отправилась на поиски хозяина Вороньего Холма.


Сообщение отредактировал aeshes - Вторник, 13.12.2011, 15:00
 
WandererДата: Понедельник, 12.12.2011, 22:27 | Сообщение # 4
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Вороний холм в Голодной низине, у слияния Ведовки и Вислы.

7 день лепиня (июля) 892 года, два часа до полуночи.
Полнолуние.
Температура +11 °C; ветер юго-восточный, 2 м\с.




В большом зале усадьбы, где устраивались грандиозные пиршества и принимали дорогих гостей, в сей поздний час совсем тихо и не так светло. В зале совсем нет окон. Одиноко горят лишь две лампы, в окружении пляшущих теней.
Первая стоит возле лавки в углу. На ней уставший слуга Петро зевая, но с усердием, начищает сапоги пана. Пан Враневски любит, чтобы сапоги сияли чистотой, а слуги в этом доме исполняют хозяйскую волю неукоснительно. Причем делают это с особым рвением, какой бы странной не была прихоть. Редко увидишь счастливых слуг, но здесь, похоже, они счастливы служить хозяину.
Вторая лампа стоит на столе, заодно придерживая левый край карты - большой и подробной карты Голодной низины. Правый край накрыла рука с золотым перстнем на пальце - над столом с задумчивым видом склонился сам хозяин усадьбы. Длинные темные волосы ровно ложаться на плечи, вступая в контраст с дорогой рубахой, сшитой на заказ точно по складной фигуре пана Враневски. Начищенные до блеска сапоги иногда отстукивают ритм в унисон размышлениям вампира. Его холодный взгляд внимательно изучает один единственный фрагмент, что вокруг небольшой точки на карте… сейчас он не просто ищет – он угадывает. Предмет поиска вторую ночь не идет из головы вампира, занимая его мысли. Еще бы! Впервые за много лет какой-то смертный дерзнул бросить вызов лично ему. Хотя Василь и не подозревает кому он поклялся отомстить, оставлять подобное без внимания было бы серьезной оплошностью... и проявлением слабости.

Вот на слетнице послышались легкие шаги, и в зале появилась Астрид. Сир поднял взгляд на дитя и приветливо улыбнулся:
- Добрый вечер, Астрид.

Не будь здесь Петро, Милорад назвал бы ее дитя, как привык это делать. Но не в присутствии слуги... сейчас "молодой" пан выглядел не намного старше девушки, и потому назвал ее по имени. Для всех в доме Астрид считалась его дальней родственницей, но, похоже не все в это верили. Смертные слуги знали, что она может быть знахаркой или травницей.
Петро при виде девушки привстал с лавки и поклонился, после чего вернулся к своему занятию. На его лице промелькнуло едва заметное недовольство, которое он поспешил спрятать.


DnD World - игра продолжается
 
aeshesДата: Вторник, 13.12.2011, 17:36 | Сообщение # 5
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Не обратив внимание на поклон слуги, Астрид подошла ближе к столу и, бросив любопытный взгляд на карту, а в особенности на заинтересовавшую мужчину область, проговорила:
- И тебе доброй ночи. Я хотела бы поговорить с тобой, - она многозначительно покосилась на Петра, с двойным усердием занявшегося сапогами пана.

Петро, приученный с полуслова понимать господ, вопросительно глянул на Милорада, ожидая решения господина, и оно не заставило себя долго ждать.
-Уже поздно, Петро. Ты сегодня хорошо порабортал и, верно, устал. Можешь идти отдыхать, - мягко сказал пан, отпуская слугу.

Петро кивнул и, подхватив под мышку сапоги и тряпку, сказал:
- Я закончу на холопьем подворье, пан, - поклонившись хозяину, он удалился.

"А мне он не поклонился," - заметила Астрид. - "Гонор свой показывает: мол, не жена я пану и не сестрица, а неизвестно кто, родичка дальняя, так нечего и спину гнуть лишний раз." Слуги в этом доме пока что не признали ее хозяйкой и относились соответствующе, исполняя приказы без особого рвения, да и те только тогда, когда получали подтверждение от пана. Но у нее теперь много времени, да и терпения не занимать. Уже и внуков этого Петра схоронят, и правнуков, а она все также будет ходить по этой земле.

Едва холоп покинул залу, Милорад заметил любопытствующий взгляд дочери, жестом предложил подойти ближе. Показав на карту, он задумчиво пояснил:
- Поблизости завелась надоедливая мышь, и кот ищет норку. Ты что-нибудь слышала про разбойника по имени Василь Гусь?

Астрид наморщила лоб, припоминания об этом человеке. Но думы ее были заняты другим, а потому на ум ничего не пришло.
- Нет, не слыхала. Он чем-то нам досаждает? Селища беспокоит набегами или купцов на дорогах?

- Не то, чтобы досаждает... пока, - недовольно поморщился Милорад, и наполнил еще кое-что, - Зато ты наверняка помнишь того бедолагу, что утолил нашу жажду на прошлой неделе? Дурень, который ночью полез через забор к нам во двор. До меня дошли слухи, что он был не просто вором из шайки Василя, но и его родным братом.

О да, этого обделенного умом мужика она помнила. Полезть ночью в одиночку в дом, о котором ходят россказни про обитающих там мстительных духов, - уж явно это не признак пытливого ума.
- И теперь этот Гусак жаждет мести?

- Знамо дело, Гусь огорчился. Огорчился настолько, что поклялся кровью на капище Яровита отомстить за родственника. Он считает, что пан Враневски и духи усадьбы виновны в смерти его брата. Глупец ткнул пальцем в небо, но попал удивительно точно.
Презрительная усмешка появилась на губах вампира, и он вновь склонился над картой, вспоминая все те слухи о банде Гуся, что ему удалось собрать. Последние полчаса он рыскал по карте холодным взглядом, пытался предположить где скрывается смертный.

- В другое время я бы сказала, что это мелкая песчинка, что попала между жерновами. Мы сотрем ее и не заметим. Но в теперешние времена... Мне приснился сон, - сказала Астрид с ударением на последнем слове, будто бы подчеркивая всю важность этого события. - Я видела большой огонь на западе. Кровавые молнии били там и надвигалась буря. Во сне был ворон из пепла... И у него была красная полоска на клюве. Красная, как кровь, - Астрид прищурила глаза. - Он говорил со мной.
Девушка принялась пересказывать то, что видела, особо уделяя внимание знакам-предвестникам бури.
- Я не знаю, сколько у нас времени, но все мелкие проблемы нужно решить до того, как буря подойдет к нашим берегам.

Отец слушал очень внимательно, заинтересовавшись сном дочери.
- Запад? Опять запад, - Милорад резко отложил карту в сторону, вместе с мыслями о разбойнике. - В последнее время вести с запада не предвещают ничего хорошего. Король ободритов Рорик, эта жалкая марионетка, сделал свое дело, ослабив наших сородичей перед нападением Вентру... силы Злешского воеводства на исходе... все это тревожно. Очень тревожно - проговорил он, с задумчивым видом выслушав рассказ Астрид. - Знаешь ли ты, дитя, как звали нашего воеводу раньше? До того, как местное наречие исказило его имя, и стал он Вранеком?

- Нет, отец. Ты не говорил мне.

- Он пришел из дальних земель и звался Вороном. Давно. Под этим именем его помнят вернейшие из слуг. А Красное Чело зверя или птицы есть верный знак нашего воеводы, - ответил Милорад, продолжая обдумывать слова своей дочери по крови. - Так много знаков, уже получивших подтверждение. Все это не может быть ошибкой. Твое видение есть ничто иное, как предупреждение нашего воеводы. И оно лишь подтверждает мои давние опасения. Худшие из них.
В словах Астрид пана Враневски взволновало одно – призыв торопиться. Он ожидал страшных событий, но не думал, что они произойдут скоро. Гулимир всегда отмахивался от разговоров о нападении, намекая на то, что западные земли примут удар первыми, и сдержат захватчиков. А ворон из видения птенца призывал беспокоиться уже сейчас.

- Да, мы должны быть готовы и ждать знаков, о которых он нам поведал. И передать его слова другим, - согласилась Астрид. - Потому мы и должны разобраться побыстрее с этим лиходеем, как его там - Гусь? - на имени разбойника она слегка призадумалась. Теперь, когда важная весть была передана отцу, ничего не мешало ей сосредоточиться на делах нынешних. Имя предводителя лиходеев всколыхнуло в памяти кое-какие разговоры, слышанные ею. Слухи те были про одного любострастника с тягой к домашней птице. - Это не о нем болтают люди, что он вместо девки гуся оприходовал? - поинтересовалась девушка у своего отца по крови.

Милорад думал. Призыв Астрид был столь очевиден и понятен. Но такой же предсказуемой пану Враневски представлялась и реакция на этот призыв со стороны местных Цимисхов. Они слишком заняты чем угодно, кроме подготовки к отпору: междоусобными склоками, обсуждением новых идей, пришедших с проповедниками Обертусов. А еще этот затянувшийся спор Воронов и Ястребов… глупцы. Как могли они сомневаться в нашем воеводе? Думать, что он мертв... Но из видения подопечной ясно видно, что Ворон не справится сам. "Земля давно потеряла зубы", а он и есть земля!… значит ли это, что воевода настолько ослаб? Или он трезво смотрит на свои возможности, оценивая грядущую угрозу? Промелькнула и другая мысль - что весть была передана именно его дочери не случайно. Милорад верил, что его родство с воеводой Вранеком что-нибудь да значит - воевода мог передать весть именно ему - своему потомку в жизни и не-жизни, настоящему Враневски! Из размышлений вывел вопрос о Гусе.
- Мне нет дела до похотливых предпочтений глупого смертного. Quod licet Jovi, non licet bovi, - иногда Милорад любил как бы невзначай упомянуть цитаты античных мыслителей, дабы лишний раз подчеркнуть свою образованность, - Он совершил ошибку, и скоро заплатит за нее кровью. Или...- в глазах появился холодный огонек коварства, - Он мог бы стать хорошим слугой. Был Гусь, а станет гуль… гуль с отрядом преданных головорезов. Которых можно использовать по нашему разумению. Что скажешь, дитя?

- Да какие они головорезы, ворье одно. Да и брат его, глупец, видно, в дом влез, чтоб разузнать, где добро хранится, али умыкнуть то, что плохо лежит. Да и с такими слугами не засмеют ли пана? - с сомнением покачала головой Астрид. - Конечно, можно его тайно использовать, да только, как говорится, долго шила в мешке не утаишь. Или есть у него качества особо ценные, к делу пригодные?

- Если есть враг, его можно раздавить. Но еще лучше использовать. Даже такое отребье может послужить, быть чем-то полезным... какое-то время, – задумчиво ответил Милорад, - Если грядут сложные времена, нам понадобятся разменные монеты, коими не жаль пожертвовать. И лучше бы от них был хоть какой-то толк. Много ли вооруженных людей ты знаешь в округе? Василь и его банда хотя бы знают как убивать... они организованны, выступают как единое целое. От них будет хоть какой-то толк, до того, как они сложат свои головы.

Взгляд Милорада вновь лег на карту. Как жаль, что сбор слухов ни к чему не привел. Нет ни одной идеи, где может скрывается этот Василь. Вот вам и первое преимущество на случай неспокойных времен – наличие тайного лагеря, который может послужить убежищем. Пока это преимущество принадлежит разбойнику, но может послужить и вампиру, когда Василь будет порабощен. Цимисх ненавидел ворье, но это не мешало использовать их в качестве марионеток.
- Жаль, я не знаю где скрывается это отребье. А ждать, пока Василь заявится сюда сам, - не лучший вариант. Он может навредить усадьбе днем, пока мы спим... или наделать глупостей. Дурная голова способна удивить кого угодно,- вампир поднял взгляд на Астрид, и спросил, - Твои таланты не могли бы помочь отыскать его шайку?


Сообщение отредактировал aeshes - Среда, 14.12.2011, 01:42
 
aeshesДата: Вторник, 13.12.2011, 21:21 | Сообщение # 6
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
- Да какой прок в сражении может быть от этих воров? - вопросила Астрид, в которой взыграла датская кровь предков, яростных воинов и захватчиков. - Кого они убивали-то в жизни своей? Мирно спящих в своих лачугах селян? Разве были они в настоящей схватке? Да и враг наш навряд ли будет мирно почивать в своих кроватях, когда придет на эту землю. Если уж и искать воинов, то не в этой банде. А вот расспросить их со всем тщаянием совсем не помешает, ибо сомнения меня берут, что брат Гусев-то по своей воли да дурости в Вороний Холм сунулся. Враги наши, может, надоумили его? - размышляла она вслух, делясь своими догадками с Милорадом. - Я буду говорить с богами, и если они будут милостивы, они укажут мне на логово Василя.

- Воры имеют секретные убежища. Воры могут облегчить карманы наших врагов. Воры могут шпионить и приносить интересные слухи. Подчинив воров себе, мы уже не станем их целью и обезопасим усадьбу. Мы найдем разумное применение их талантам, раз Войлек до сих пор этого не сделал... а я надеюсь, он этого не сделал.
Милорад всерьез задумался почему кмет до сих пор терпит банду разбойников на своей территории? Уж не связаны ли они с ним? А может боится с ними связываться? Знает он о них что-нибудь или нет? Надо бы встретиться да потолковать с ним об этом.
- Иди, дитя! Я верю в твои силы, и жду ответа.

Свернув карту, Астрид поднялась в горницу и занялась подготовкой к вопрошению. Сперва достала она из сундучка светильник, наполненный топленным жиром со вставленным фитилем, несколько холщовых мешочков и маленькие, с кулак ребенка, бронзовые плошки. За ними последовали большая, украшенная узорами, чаша и рог, окованный бронзой. Все это было аккуратно уложено на отрез холста, в который раньше было завернуто. Последним на холст девушка выложила небольшой сверток из кожи, обвязанный плетенным шнурком.

Спустившись вновь на первый этаж, она выскользнула из зала и в поварне взяла кувшин хмельного меда, который отнесла в горницу. Еще один выход во двор - и Астрид вернулась в горницу с ведром свежей колодезной воды, только что набранной ею собственноручно, ибо доверить даже такие мелочи в колдовстве слугам было нельзя. На волосах ее и руках еще блестели капли, оставшиеся после умывания. В другой руке она держала еловую ветку. Смолистый хвойный запах мгновенно наполнил горницу, очищая воздух и мысли. Приготовления были завершены, настало время приступить к ритуалу.

Встав лицом к северу, Астрид окунула ветку в воду и, взмахнув ею в воздухе, очертила знак молота.
- Молотом Тора место сие осенено! - проговорила-пропела она. Затем, повернувшись поочередно на восток, юг и запад, начертала она еще три Торовых знака. - Место это освящено для работы моей. Как страж богов стережет Биврёст, так и это место защищено от глаза злого да помысла дурного, - закончила девушка, уложив ветку у себя в ногах.

Расстелив на полу карту воеводства, Астрид принялась расставлять подготовленные предметы. Левый верхний угол прижала она светильником, в котором затеплила огонек. В правый угол стала плошка с пучком ароматной травы и кусочком смолы. Снизу края карты прижимали оставшиеся чаши: плошка с солью - символом земли - стояла слева, в правую же девушка налила принесенной воды. Узорчатая чаша стала в головах всей этой композиции.

Распрямившись, Астрид стала в ногах карты и принялась взывать к богам:
- Один великий, господин рун, одноглазый бог, тебя призываю я в помощь себе! - трижды произнесла она, прежде чем ощутила дрожь в позвоночнике, свидетельство того, что боги слышат ее.

Медленно развязала Астрид трижды три витка тесьмы на кожанном свертке и достала оттуда ясеневые дощечки не больше пальца размером. Она сама выбрала дерево и, полив его корни пивом, на растущей луне срезала ветку. Трижды по три дня посвящала она их стихиям: земле, льду и ветрам. И вот теперь пришло время их использовать. Отобрав трижды по пять палочек, на одной из них вырезала она руны Перт и перевернутую Феху, прося помощи в поиске воровского логова. Зажав палочки в левой руке, правой достала из полотняного мешочка два камушка и положила их на карту.
- Тут дом мой, куда кровь его приходила, - проговорила она, положив черный камень и вспомнив в подробностях лицо Василева братца, неудачно решившего неделю назад навестить Вороний Холм. - Тут капище, где кровь его лилась, - лег на карту красный камушек под мысленные картины о клятве, данной Гусем-атаманом. - Кровь кровью свяжи, путь покажи.

Наметив эти ключевые точки, девушка стала над картой и, обратив лицо к далекому небу, произнесла:
- Иггдрасилю-древу я подобна. Руки - мои ветви, ноги - мои корни, тело - ствол мой. Все миры пронзаю, все тайное ведаю. А это Иггдрасиля листья - где упадут, там и правда.

С последними словами выпустила она из вытянутых рук ясеневые дощечки. Едва с легким стуком они коснулись карты, Астрид плеснула в рог меду, отпила глоток и со словами благодарности Одину вылила в узорную чашу, долив ее доверху из кувшина. Опустившись на пол, девушка принялась изучать узор на карте в поисках знаков. Вот знак земли, да только не родит земля эта. Сверху знак воды на нее наложен, и так много воды той, что превращает она плодородную почву в грязь, в которой вязнут ноги и гибнут семена. Мокро и влажно здесь, и зябко.

Через некоторое время Астрид устало протянула руку, безошибочно вытащив из сплетения дощечек отмеченную рунами, и кинула в плошку с травами, а затем подожгла все содержимое. Вдыхая ароматный дым, она пыталась уложить в голове результаты гадания.
Наконец, в плошке остались лишь зола и пепел. Их Астрид завернула в клочок ткани и закопала под березою, росшей во дворе. Под нее же было вылит и жертвенный мед:
- Одину жертва и моя благодарность!

Теперь ритуал был закончен и можно было обсудить его результаты с паном Враневски.

Долго искать Милорада не пришлось. Пан Враневски обнаружился в пиршественной зале, где отдавал очередные распоряжения слугам.
- Боги были не особо милостивы ко мне. Лишь один знак они дали мне - "очень влажная земля", - прогорила Астрид. - Но мест таких в округе не счесть. Придется, нам поискать другой способ обнаружить убежище Гуся. Что ты слышал о нем? Может, в этих слухах есть подсказка?


Сообщение отредактировал aeshes - Вторник, 13.12.2011, 23:15
 
WandererДата: Среда, 14.12.2011, 02:23 | Сообщение # 7
бард
Группа: админ
Сообщений: 510
Награды: 7
Репутация: 3
Статус: Offline
Отправив дитя заниматься гаданиями, вампир окинул взглядом роскошный зал. Долгие годы он держался в стороне от больших дел, обустраивая усадьбу. Подыскивал мастеров и зодчих, дополнял интерьеры своего жилища иноземными редкостями и новыми деталями, накапливал богатства и расширял личное влияние самыми изощренными способами. Большинство каинитов считали Милорада домоседом, но старейшины вроде Гулимира не раз становились свидетелями его тихих дел - поссорить между собой добрых соседей, устранить или ослабить нежелательных врагов, организовать хитроумные заговоры - пан Враневски умел оказывать влияние на большие игры издалека, сидя на своем троне в этой глуши. Пока трон Вороньего холма имел вес лишь в тонких политических играх, но Милорад твердо знал - однажды его власть окрепнет и прибавит в весе.
Уже давно вампир ждал только повода... повода начать восхождение к новой вершине. Но начать так, чтобы не взволновать других каинитов... особенно соседей. Возвышение могло обеспокоить других, сделать Милорада нежелательной целью завистников, и просто осторожных сородичей. Пророческое видение Астрид удачно подходило на роль такого повода. Теперь внешние наблюдатели будут знать - Милорад не задумал дурного против соседей, а лишь готовится к войне с общим врагом. Под этим стягом Милорад возвысится, и этим же стягом обезопасит себя от завистников. "Зачем мешать пану Враневски, когда настоящий враг уже близко! Нужно готовиться самим, а может и объединиться с влиятельным паном Враневски." Идеально!
- Мне есть, что обсудить с ними, - задумчиво произнес Милорад

*****

Через несколько минут хозяин усадьбы вошел в темную комнату, плотно затворив за собой дверь. Эта была особая комната, куда Милорад не дозволял заходить никому – ни гостям, ни слугам, ни даже Астрид. Потому что здесь были они, а с ними говорил только хозяин. Цимисх неспешно направился в центр комнаты, сел в удобное кресло с высокой резной спинкой, поставил лампу рядом и поделился с присутствующими новостью.
- Только что Астрид принесла мне важную весть, друзья мои. Она даже не представляет насколько важную, и как долго я этого ждал, - торжественно произнес он, поглядывая на их лица, - Запад не зря беспокоил меня. Залешские братья скоро падут, и взоры Патрициев уже устремились на гнездо Ворона. Сам Вранек предупредил меня о грядущей буре и наказал готовиться. Это ли не повод, которого мы ждали так долго? Повод укрепить мой трон, укрепить власть Вороньего холма и его владыки.

Вампир встал, и обвел взглядом всех их… задержавшись на одном, он усмехнулся
- Не смотри на меня так, Ольгерд. Ты не ослышался. Когда я говорю Вранек, именно его я и имею в виду. Я знаю… ты всегда верил, что мой великий предок давно обратился прах. Но мы видели достаточно свидетельств. И сегодняшнее видение моей дочери одно из них, - Милорад приблизился к Ольгерду вплотную, прошептав, - Вранек жив, как я и говорил тебе последние полвека. Ты знаешь, что я прав, Ольгерд.

Ольгерд ответил молчаливым согласием, как и десятки других в комнате, и каинит победоносно улыбнулся. Вернувшись в кресло, он по-хозяйски сел, медленно поглаживая резные фигурки воронов на подлокотниках.
- Но повод этот страшен тем, что может нести в себе реальную угрозу. Промедление и бездействие могут нам дорого обойтись, а я не хочу ничего терять. НИ-ЧЕ-ГО! – заявил Милорад, и тяжело вздохнул, - Вранек был прав, когда назвал Голодную низину беззубой. Сейчас землям вокруг недостает силы. Нет ни дружины, ни грода приличного… селища открыты всем ветрам и невзгодам, смертное стадо беззащитно, а сородичи… мда… кто встанет на защиту Голодной низины? – вампир обвел взглядом всех, и остановился на Гостяте, – Что скажешь, моя дорогая? Может твоя гулящая подруга Бижка защитит нас? Ммм?
Ответ Гостяты заставил Милорада грустно вздохнуть.
- Вот и я не уверен. Она и ее птенец Ярошек ни на что не годятся! Разве только использовать их как-нибудь… надо о том подумать, – взгляд каинита пробежался по остальным, - Тогда, может, Радовит? Помнишь его владения, Лесьяр? Мы были там. Даа… я тоже их помню. Уверяю тебя - в вотчине Радовита ничего не изменилось. Он хоть и колдун, но даже в своем подворье порядка навести не может… куда уж ему помогать Голодной низине. Не скоро он сравнится в величии со своим отцом Явритом... очень нескоро. Хотя, участие Яврита в наших делах было бы очень полезно.
Милорад умолк в раздумьях, пока они не заставил отвлечься.
- А вот тут вы правы, друзья! Войлек… мой ближайший сосед… старый, хитрый, скрытный Носферату. Сколько ему сейчас? Должно быть, он ровесник Гулимира… может, чуть младше. Не суть важно. Он сильная фигура, и может быть полезен… как и смертный скот из его загона. Уже несколько лет я думал, с какого бока подойти к Войлеку с этим. Но теперь есть повод, а значит и возможность, - хозяин усадьбы встал с кресла, взяв в руки лампу, - С него я и начну. Завтра же нас ждут первые шаги, друзья мои.

*****

Вскоре, накинув кафтан, пан Враневски уже вышел во двор и окликнул своего конюха
- Где ты, Вацлав? – дождавшись, пока слуга подойдет, Милорад приказал, - Есть для тебя поручение. Завтра поутру возьмешь коня и поедешь в Вовец, к старосте Машеку. Скажешь, что завтра же вечером ждет его пан Враневски в гости. Дескать потолковать надо о делах важных. Может статься разговор получится долгим, и возвращаться ему придется поздно. Так что пусть возьмет с собой кого-нибудь для охраны, или найду я где ему переночевать в доме.

Убедившись, что Вацлав все понял правильно, пан Враневски отпустил слугу спать, а сам отправился “прогуляться перед сном”. Единственное, что он проверил перед выходом, на месте ли одна из полосок красной ткани, что он заготовил и держит в кармане уже давно. Пора пригласить в гости местного кмета… давненько уже с ним не виделись. Милорада несколько напрягала скрытность Носферату – логово этого сородича оставалось для него тайной до сих пор. Хорошо хоть условились об условных знаках при знакомстве…

- спустя два часа -

Незадолго до того, как Астрид пришла с докладом, Милорад уже вернулся в усадьбу. Весточку для Войлека в условленном месте он оставил, так что оставалось только ждать. Ждать и готовиться. Чем больше пан Враневски думал о предстоящих встречах, тем больше тем для обсуждения возникало в его голове. Сейчас он сидел за столом, размышляя о необходимых приготовлениях. Распорядиться надобно поутру, до дневного сна, чтобы к моему пробуждению все было готово. Для старосты надо бы ужин и выпивку, а Войлеку... врядли будет ему до угощения. Уж очень он напряжен всегда, коль приходится выползти из своей норы. Интересно, какой облик он примет на сей раз?

Quote (aeshes)
- Боги были не особо милостивы ко мне. Лишь один знак они дали мне - "очень влажная земля", - прогорила Астрид. - Но мест таких в округе не счесть. Придется, нам поискать другой способ обнаружить убежище Гуся. Что ты слышал о нем? Может, в этих слухах есть подсказка?

Слова прорицательницы выслушал с некоторым разочарованием. Впрочем, на многое Милорад и не рассчитывал. Если хочешь получить информацию, найди того, кто знает и заставь говорить. А гадания и тому подобные занятия представлялись вампиру не слишком точными, чтобы прибегать к их помощи слишком уж часто. Но в ряде случаев им не могло быть альтерантивы.
- Очень влажная земля, говоришь? Хм… не густо, но уже кое-что. Благодарю за старания. Пока оставим это, - спокойно ответил Милорад, неожиданно меняя тему, - Завтра будут у нас гости. Староста местный, и сородич наш Войлек. Вот с ними об этой "птице" и потолкуем. Так-то оно вернее будет. Да и потолковать надо не только о "птице". - придвинувшись ближе, поделился своими планами и соображениями, - Время грядет неспокойное, и нужно нам подготовиться. Думаю я воинов умелых под своим началом собрать, да слуг надежных побольше завести. Поверят или нет остальные сородичи про опасность с запада, еще неясно. А вот ежели мы сами готовиться начнем, да не как-нибудь, а основательно… это получше всяких слов и убеждений станет. Может тогда и остальные быстрее за ум возьмутся, на нас глядя!


DnD World - игра продолжается
 
aeshesДата: Среда, 14.12.2011, 23:39 | Сообщение # 8
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Резкая перемена Милорада в отношении к поискам Гуся слегка удивила Астрид: сперва он просит ее заняться гаданием, словно бы это последнее их средство разузнать что-то о банде, а теперь чуть ли не отмахивается от проблемы. Возможно, высокоученому пану что-то пришло на ум, пока она взывала к своим богам? Впрочем, идея расспросить старосту ближайшего селища выглядела не лишенной смысла.
- С местным людом потолковать не лишним будет, это точно. Банда гусева, где б они не прятались, а есть-пить что-то должны. Да и добро награбленное они наверняка меняют: не на зиму же солить его в бочках-то?! - начала размышлять вслух датчанка. - Знать бы, из какого селища Гусь этот родом или члены банды его. Наверняка ведь родичи у них есть, или девки-женки. Да чтоб они ни разу к ним не наведались - ни за что не поверю. Гусю-то, может, и тетеря какая лесная сгодится, а вот остальным его парням навряд ли. Так что укрывище их, может, и не тайное совсем, а многим известное.., - Астрид попыталась собрать разрозненные отрывки сплетен о Гусе воедино: не упоминалось ли там родное селище его или другие местности? - А далеко ли капище Яровитово, на котором он клятву давал? И есть ли там поблизости какие селища? - спросила она у пана Враневски. Клятвы богам - дело серьезное, и приносить их лучше в родных местах: там все знакомо и боги становятся как-то ближе. Либо же на очень больших капищах, где и силы у богов больше. - Узнать бы это надобно, - закончила она, словно ставя себе зарубку на память и откладывая эти дела до завтра.

- Капище? Не знаю. Сказывают, что приносил он клятву на каком-то капище Яровита. А вот на каком… хотел бы я знать, - задумчиво ответил Милорад, - А за самым ближайшим капищем далеко и ходить не надо. Разрушено оно давно, и на его месте дом построен. Мой дом. Вороний холм – место древнее и священное. Назывался он раньше холмом Яровитовым. Может знание это поможет тебе в ритуалах и гаданиях.
Милорад был погружен в свои мысли, что-то обдумывая. Дитя хорошо знала этот задумчивый взгляд.

А вот идея пана собрать небольшое войско требовала обсуждения прямо сейчас:
- Умелые бойцы нам понадобятся, без сомнения. Да только из воров и селян не выйдет хороших воинов. Ратному делу с младых лет обучаться нужно, да тренироваться постоянно, чтоб не забыть, с какой стороны за оружие браться. Тут уж лучше с отрядами наемными разговор вести. Парни там лихие да умелые обычно, - высказала свое мнение Астрид. У Радеша можно бы спросить про таких, только где ж этот Радеш нынче? Над этим вопросом Астрид ненадолго задумалась, вспоминая последний разговор с ним и куда он намеревался податься в ближайшее время. А, может, и сам Радеш не откажется послужить пану Враневски...

- Конечно, не выйдет. Дело селян репу садить да коров доить, а воевать – это не про них. Любому делу своя подготовка нужна… и опыт, - Милорад был согласен с доводами со своей подопечной, - Я уже думал о твоем Драккархельде, где много воинов. Может оттуда кого привлечь? Или же Вовец… со времен неспокойных остались там ветераны. Могли бы они смену себе воспитать, да ремеслу военному обучить новобранцев. Опыт-то у них есть, коли набеги прусские пережили. Машек будет у меня уже завтра… он как раз из их числа
Милорад сейчас был больше занят своими мыслями, чем разговором. И слова его напоминали мысли вслух. Пророчество Астрид заставило вампира всерьез задуматься. Пан Враневски намерен действовать, и назначенные на завтра встречи говорят о серьезности его намерений и широте помыслов.

Но все эти размышления для Астрид затмевала новость о предстоящем знакомстве с кметом Войлеком. Астрид видела не так уж много пьющих кровь - по пальцам руки перечесть можно - а уж представителей Носферату, клана несшего в своей внешности результат работы отца всех Цимисхов, - так и вовсе ни разу. Казалось бы, клан, получивший проклятье отвращающей взгляд внешности, никак не должен питать любви к Цимисхам. Но Войлек живет на землях
Вороного воеводства и имеет земли под своею рукой. Определенно, этот сородич заинтересовал Астрид.

Однако все это будет завтра, а сейчас девушка собиралась прогуляться под луной, поохотиться...


Сообщение отредактировал aeshes - Четверг, 15.12.2011, 02:56
 
aeshesДата: Четверг, 15.12.2011, 02:28 | Сообщение # 9
местный житель
Группа: игрок
Сообщений: 174
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Безымянный лес, недалеко от Воронового Холма, Голодная Низина

7 день лепиня (июля) 892 года, немногим за полночь.
Полнолуние.
Температура +11 °C; ветер юго-восточный, 2 м\с.




Ближайшей лесок даже не удостоился названия. Темные сосны высились сторожами-гигантами, шелестя ветками на ветру. Казалось, что там, в вышине, спрятавшись меж ветвей, зло смотрят на Астрид наездники и лешие, недовольно прищурившись. Что за гостья идет? Добрая аль нет? Может, озорная дура, что дерева губить станет или пожар - тьфу-тьфу-тьфу, - устроит?

Астрид часто ходила именно в этот лесок, расположенный недалеко от Вороньего холма. Чем-то он ей нравился: эти мрачные сосны, залитые лунным светом, коряги, тянущие свои ветки-руки к одиноким путникам, закрывшиеся на ночь и склонившиеся к земле цветы - все это казалось наполненным той мрачной силой, что была присуща этой земле. Наверное, днем лес не был таким мрачным - кора сосен золотилась бы под лучами Ярила, коряги бы прятались во мху и траве, а цветы наполняли бы воздух своим ароматом... Но Астрид никогда не видела этого леса днем.

Сейчас девушка направлялась к "своему месту": на небольшой полянке, скрытой густым кустарником, стоял остов гигантского пня - старого, но совсем не тронутого гниением. Туда-то она и положила свое подношение: краюху хлеба и пару вареных яиц - чтоб леший не водил, как говорили в этих местах. Астрид земно поклонилась и попросила у богов и местных духов удачи в охоте. А почему б и не поклонится земле своей? Она дает ей силу и пищу, прибежище и знания - поклонится ей не зазорно, а даже почетно.

Распрямившись, датчанка повернулась к пню спиной (чтоб не мешать лешему забрать угощение) и принялась вслушиваться и вглядываться в окружающую ее темноту. На деревьях вокруг сидело несколько воронов, бесстрастно взирая черными бусинками глаз на пень. А вот что-то скрипнуло за спиной Астрид, застонало, будто бы расплелись ветви, будто бы деревья зашатались от ветрища сильного...

Девушка подавила порыв резко оглянуться: нельзя навязываться лесным духам, глазеть на них, как на диво какое. Ежели захотят они что сказать, сами покажутся, и тогда уж от беседы той не отвертишься.
- Ворон в небо, вода в землю, а добыча охотнику, - проговорила она присказку и сделала шаг навстречу деревьям.

В последнюю секунду будто длинные пальцы-ветви зацепили Астрид за юбку, крепко схватили за одежу, и длинный древесный коготь коснулся ноги, пополз по бедру. И снова - скрип протяжный, страшный. Кто-то усиленно добивался ее внимания, прямо таки неприлично настойчиво. А, может, просто длинная юбка зацепилась за что-то? Да не было вроде на полянке этой никаких коряг - лишь трава, мох и старый пень. Астрид сделала еще шажок, пытаясь освободится от цепких деревянных пальцев, и обернулась, смотря прямо на неизвестного поклонника.

Будто перевернутый паук, выставил пень во все стороны старые корни, высоко их поднял, осыпав землей чёрной да влажной траву. А кора его мерцала тускло-зеленым со стороны прусской земли.
- Чего тебе надобно от меня, лесовик? Три лета хожу я сюда, приношу тебе хлеб, а только нынче первый раз ты мне показался, - Астрид была удивлена таким явлением. Говорят, леший девок крадет себе в жены по весне, да только поздновато для свадьбы-то. Она пристально вглядывалась в стоящее напротив существо, стараясь разгадать его намерения. Многое можно узнать о вещах и существах, если знать, как смотреть. Можно смотреть сквозь кольцо или между рогов коровы, а Астрид смотрела сквозь ресницы: если по-особому прищурить глаза, так чтобы лунный свет завяз между ресниц, то в его бликах можно увидеть многое из того, что скрыто обычно от глаз. (Прорицание 2, Чтение ауры)

То ли зрение подвело, то ли деревья заслоняли луну, не позволяя ее лучам нужным образом попасть в глаза, но выглядел пень самым обычным пнем. Пень пнем, но, видать, что заставило его шевельнуться - лалеки иль волошба какая? А вот кора, что осветилась, от внимания Астрид не ускользнула. Знак это, верно знак. Вот складка древесная, волка напоминающая; да черна та складка. А вот рыжий мох ползет по ней, будто кровь капает. Да волчище этот не простой, не обычный. Словно господин местный, як волчий вожак над всеми.
"Точно, знак," - подумала Астрид. - "Волк это, не иначе. Вороны и волки, глаза и уши..." С этими мыслями датчанка склонилась к пню поближе, чтобы рассмотреть картину поподробнее. "Со стороны прусской знак этот. Уж не намек ли?.."

Как обычно, знак виден немногим. Другой бы хоть три часа вглядывался - а не увидел бы ничего. Астрид же была не такова, не простая девушка. "Кровь" стекала из пасти и с когтей зверя, не его, чужая. Кровавый волк. Чёрный волк. Голова его была в прусскую сторону обращена, будто бы туда он хищный бег свой направил. И что-то такое было в складках коры... нет, не зверь это. Не зверь. Знак жестокого человека, как зверь, опасного.

Сегодняшняя ночь принесла много знаков и видений. Словно специально они обрушивались на сознание Астрид, поджидая удачного момента для атаки.
- Волк бежит, земля дрожит, кровь из пасти бежит. Кровь в землю уйдет, еще кровь приведет, - пробормотала она, размышляя о Черном Волке.
Слова о крови напомнили Астрид, зачем она отправилась в лес. Что ж, духи показали ей знамение и она будет благодарна им за это: в следующий раз подношение ее будет посущественней краюхи хлеба и яиц. А пока она склонила голову в знак признательности и отдалась охоте.
Прикрепления: 3283314.jpg(90Kb)


Сообщение отредактировал aeshes - Четверг, 15.12.2011, 04:30
 
DerbiusДата: Четверг, 15.12.2011, 02:54 | Сообщение # 10
местный житель
Группа: проверенный
Сообщений: 108
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Алая влага струилась по глотке. Жадно глотала Астрид нектар ночи. Сколько же вкусов имеет красная брага! Терпкий, злой привкус волчьей крови так отличен от могучего, заставляющего вены тяжело пульсировать, пламени из артерий вола. Вкус алой жизни ворона несет в себе отголоски мудрости, а сок куницы - словно вспышка, быстрая, как сам зверек. В этом-то и убедилась Астрид в ночь сию. Хороша куница была, быстро ее кровь разбежалась по венам каинитки, наполняя теплом все члены.

*****


Пень со скрипом загибался назад, взрывая темными корнями почву, словно кутался в одеяло. Свечение над корой потухло, и пень замер, последний раз тряхнув обрубком ствола, будто пес, выбравшийся из воды. Не прошло десяти минут, как вышла ко пню фигура, в шкуры замотанная, с черепом оленьим на голове и с витым посохом в руке. Длинный, белая борода ниспадала до груди. Подошла она ко пню да ласково погладила старого лесного калеку. В бороде блеснула улыбка, и тихо шепнул волхв на латыни:
- Все как велено. Все как велено...

*****


Как ушла фигура, то из теней возникла другая - сгорблена, скрючена, сухой кожей обтянута. Череп лысый, лишь клочья грязных волос в стороны торчат. По-звериному, руками помогая, подскочила она ко пню. И так повертелась, и сяк. И с той стороны, и с другой облазила пень. И понюхала, и ухом раздувшимся прильнула, и лизнула кору. Повернула голову уродливую в сторону, куда волхв ушел - и пропала, будто ее и не было.

*****


А как исчезла фигура, вороны, что на соснах сидели и бесстрастно взирали на всю картину, переглянулись, совсем как люди. Каркнули раз-другой, пока с самой вершины высочайшей сосны не спустился к ним черный, как ночь, собрат, с алым пером на загривке. Каркнули вороны пару раз, и разлетелись в стороны, будто бы только и ждали, пока разойдутся все ото пня волшебного.

Пролог Астрид закончен.
 
Форум DnD World » СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО (АРХИВ) » Anathema Animus (Vampire: Dark Age) » Алые молнии (Пролог Астрид.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz